8-800-100-44-55

"Доабортное консультирование - это вынужденная мера в условиях легализации абортов..."

30.08.2017

В конце июля на одном из белорусских сайтов была опубликована статья психолога Вячеслава Аманацкого «Попытки государства отговорить от аборта принесут вред. Мнение психолога». Данная публикация не могла остаться без ответа со стороны специалистов в области доабортного консультирования. Сегодня предлагаем вниманию читателей комментарии психолога ЦЗМ "Покров" Елены Юрьевны Шабалиной к статье белорусского коллеги https://news.tut.by/society/553313.html

Попытки неразобравшихся в проблеме людей точно принесут вред, и не только государству. Своих коллег ценю и уважаю, но грустно, когда неосведомлённость в каком-либо вопросе переходит в некомпетентность. И по этой причине действительно может нанести вред. Тема абортов слишком серьёзная и жизненно острая, я не раз писала об этом в своих статьях. Вопрос делать или не делать - это не вопрос о праве выбора, это не вопрос о причинах или обстоятельствах, это вопрос гораздо шире и глубже, о смысле жизни. О добре и зле, о жизни и смерти. Это вопрос экзистенциальный, не больше, не меньше. Человек либо есть, либо его нет. При том, что это относится к любому из нас.

Гипотетичность здесь неуместна. Занимаюсь данной проблемой профессионально не первый год, поэтому прокомментирую некоторые тезисы из вышеуказанной статьи.

1. «Попытки государства отговорить от аборта принесут вред».

Вопрос: кому? Государству точно пойдут на пользу, так как повысится рождаемость. Родителям? Каким образом рождение детей может принести вред родителям? Вопрос риторический.

2. «В вопросе рождения детей существуют разные точки зрения».

Разные для кого? Для детей все точки зрения сводятся к потребности появиться на свет. Для каждой конкретной женщины этот вопрос – вопрос естественного продолжения жизненного цикла. И здоровья. Для семьи – вопрос её будущего и жизнестойкости. Для страны - вопрос выживания и безопасности. Для человечества вопрос рождения детей – вопрос будущего.

3. «Женщина вправе решать сама, хочет ли она рожать детей».

Возможно, до наступления беременности женщина вправе сама решать этот вопрос. Другое дело, насколько уровень её личностной зрелости в момент принятия актуального решения соответствует её базовым жизненным ценностям и целям. После наступления беременности право рожать или не рожать звучит уже некорректно, ведь внутри женщины уже присутствует другая новая крошечная жизнь!

Какими же такими «серьезными проблемами» грозит подобный подход и «что не так с кабинетами «За жизнь»?

4. «Выбор предполагает ответственность, и принять решение за клиента — значит, взять эту ответственность на себя».

Не профессионально для психолога брать на себя ответственность за чужие решения. Специалисты в таких кабинетах не собираются и не должны отговаривать женщин от аборта. Именно потому, что психологи не дают советов и готовых решений (как совершенно справедливо пишет автор статьи). Психологи не отговаривают, они помогают человеку самому принимать решения. Консультация психолога помогает женщине, бегущей на «прерывание беременности по желанию», остановиться и задуматься, что же такое с ней происходит, повысить свою осознанность в данный конкретный момент жизни. То есть как раз взять ответственность за свою жизнь на себя.

5. «Специалист, убедивший рожать, должен усыновить ребенка в случае отказа от малыша. В идеале. В жизни «советчики» часто не умеют нести ответственность даже за себя и, конечно же, никого не усыновят».

Интересно, откуда такие выводы и утверждения о незнакомых людях? И почему автор статьи уверен, что эти самые «советчики» не усыновят малыша, если действительно потребуется? Или коллега забыл о безоценочности (профессиональная этика)?

Другое дело, что никто из решившихся на аборт не торопится отдавать своих детей «советчикам»-психологам. Детей предпочитают убивать абортами, а не отдавать, вот как обстоят дела на самом деле.

6. «Профессиональный психолог должен не отговорить, а помочь клиенту найти свое собственное решение. Но опыт доабортных кабинетов в России свидетельствует: работа психолога оценивается по проценту «абортниц», которых он убедил рожать. Если высокий — выдают премию. А еще начальство давит. В этой ситуации сломается даже тот, кто шел в доабортную консультацию с самыми благими намерениями».

Интересно, о каком таком опыте доабортных кабинетов в России идёт речь?

Я сама доабортный консультант, и хорошо знаю, что у нас в России в таких кабинетах работают либо психологи на ставках, либо психологи-волонтёры. Ни в том ни в другом случае о давлении или премиях говорить не приходится. Зарплата психолога на ставке оплачивается из ОФМС, а там предусмотрены, к нашему всеобщему позору, оплата и премии за производство абортов, а не наоборот. У психологов-волонтёров о премиях говорить не приходится. Да, высокий процент отказов от абортов – это прекрасно, и свидетельствует о профессионализме и эффективности консультанта.

Но всё не так просто, не всё зависит от психолога. В процессе консультирования участвуют всегда как минимум два субъекта – психолог и клиент. Психолог может дать возможность измениться, но изменяться или нет – решает клиент. Поэтому при подведении итогов доабортного консультирования всегда учитывается феноменологический аспект.

7. Идём дальше: «Основная цель кабинетов — повысить рождаемость».

«Психолог в доабортной консультации должен помогать женщине, а не государству».

Прекрасная цель и вызывает уважение к государству, в первую очередь.

Психолог помогает женщине, она у него на приёме. Или не помогает. И дело не в зарплате.

8. «Психологи будут использовать манипуляции». И тут же: «И в вопросе манипуляций психологи отличаются тем, что НЕ манипулируют другими людьми».

Так манипулируют или нет, надо бы определиться.

9. «Но если человек, называющий себя психологом, хочет убедить женщину рожать, он будет использовать классические пролайферские манипуляции».

То есть, если я верно поняла, психолог доабортного консультирования - это манипулятор, а «обычный» психолог - честный профессиональный специалист. Как-то некорректно получается.

10. «Пролайферские манипуляции. Классические «страшилки» об аборте».

Например: «Аборт — это противоестественно. Да. Как и мыться, чистить зубы, носить одежду и есть вилкой и ножом…».

Даже неудобно комментировать. Во все времена считалось, что естественные витальные потребности - это еда, тепло, чистота, отдых и продолжение рода. Аборты по желанию, уничтожение жизни – это, по мнению психолога Вячеслава Аманацкого, тоже жизненно важная для выживания человеческого рода потребность?

11. Следующая «Пролайферская манипуляция» - «Аборт — это убийство человека». «Аборт — это убийство плода. Везде, где разрешены аборты, есть строгие, обоснованные медиками сроки, на которых прерывание беременности не является убийством ни с какой из точек зрения. Позиция «плод — это человек» опасна для общества: ведь тогда можно заявить, что выкидыш — тоже убийство, пусть и непреднамеренное. Звучит смешно? Но в некоторых странах (например, в Сальвадоре) из-за этого подхода непроизвольное прерывание беременности действительно преследуется по закону. Хотим ли мы такого для Беларуси?».

Вообще-то, плод – это стадия внутриутробного развития человеческого организма. Врачи это знают. И искусственное прерывание беременности как раз является убийством со всех точек зрения. Выкидыши бывают естественные и искусственные. Естественный выкидыш – это самопроизвольный процесс гибели плода (пренатального ребёнка). Искусственный выкидыш – это целенаправленный процесс убийства живого плода (пренатального ребёнка). Звучать смешно это может только для тех, кто не умеет чувствовать чужую беду и боль. Для тех, кто считает, что сам не жил в материнском чреве и его не родила мама, а взялся уже взрослый неизвестно откуда…

Чем же этот беззащитный «плод - человек» так опасен для общества? Наверное, тем, что люди могут стать милосерднее и добрее друг к другу, если осознают, что нельзя убивать человека даже до рождения? И Россия тогда станет сильной, и Белоруссия станет сильной…

Сальвадор, браво! Аборты запрещены в 70% стран мира, но мы пока что можем только за них порадоваться.

12. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Аборт — это невыносимые страдания для нерожденного ребенка».

Алло! Уже через 18 дней у нерождённого ребёнка начинает биться сердце, на 40-й день начинает работать ЦНС, на 6-7-й неделе формируются органы чувств. Можно долго спорить, чувствует ли нерождённый ребёнок боль и с какого момента. Это уже вопрос даже не науки, а интеллекта и совести.

8187242931_79529b9036_b.jpg

13. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Аборт опасен для здоровья». «А это уже манипуляция на чувстве страха. Аборт действительно может нанести вред организму женщины. Так же, как и роды, которые порой приводят к смерти…».

Чувство страха - не манипуляция, чувство страха – это проявление врождённого инстинкта самосохранения, помогающего человеку выживать. Его нельзя игнорировать. Манипуляция – это как раз то, для чего ставится знак равенства между абортом и родами. Аборт и рождение – вещи принципиально, полярно разные, противоположные. Сравнивать их – чудовищная манипуляция человеческим сознанием, когда ставится знак равенства между убийством и рождением, между смертью и жизнью, между малодушием и милосердием, между злом и добром…

14. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Аборт наносит вред психике».

Очевидно, автор статьи не в курсе многочисленных исследований (начиная с древних времён) о последствиях абортов для психики, по постабортному синдрому (ПАС), и, как и в предыдущем пункте, смешивает понятия. Для справки, например, "Институт прерванной беременности" в США изучает ПАС с 1981 года.

Послеродовая депрессия (ПРД), встречающаяся не так часто, и ПАС, встречающийся практически у всех переживших аборт, вещи неприятные, но имеющие разную этиологию и разный исход.

15. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Рождение ребенка решит все проблемы». «На аборт идут не от хорошей жизни. У многих женщин — проблемы в семье, на работе, с финансами…»

Пролайферы НЕ убеждают женщину, что с рождением ребенка все наладится. Но государство и родители действительно могут помочь, и люди добрые не перевелись. Роды в лучшем случае действительно приведут к личностному росту, а материнство на самом деле — это счастье.

Ребенок НЕ преподносится как панацея от всех бед, ребёнок – это не лекарство, не средство. Ребёнок - это человек, полноценный член семьи. Роды действительно меняют женщину, но реальные жизненные трудности после них сами собой и не должны рассасываться. Это разные понятия, не нужно их смешивать. Они у кого-то совпадают по времени, у кого-то нет.

16. Далее читаем: «Нужна ли вообще предабортная консультация» и «Как должна выглядеть предабортная консультация»… «Однозначно сказать сложно. С одной стороны, предабортное консультирование — уже вторжение в жизнь женщины и попытка повлиять на нее. С другой — в этой ситуации многим женщинам действительно нужна психологическая помощь. Вопрос с абортами — ценностно нагруженный …, но возможно предложить следующую теоретическую модель. Доабортный консультант должен помочь женщине ответить на два вопроса: хочет ли она совершить аборт и что со всем этим делать?».

Уточняю: Доабортный консультант должен помочь женщине ответить на два вопроса: хочет ли она СОХРАНИТЬ беременность и что в этом случае ей делать, чем можно или нужно помочь?

17. Далее читаем: «Женщина может бояться, что не справится. Опасаться, что ребенок помешает карьере. Но боязнь неудачи может быть связана с синдромом выученной беспомощности, и, трезво взглянув на ситуацию, женщина поймет, что справится не хуже других. Возможно, женщина возлагает всю ответственность на себя — забывая, что в воспитании участвует и отец. Ребенок может помешать карьере. Но у женщины могут быть ресурсы, которые позволят минимизировать ущерб — бабушки и дедушки, согласные посидеть с ребенком, муж, готовый уйти в декрет или работать на дому, деньги, чтоб нанять няню. Убеждения могут быть и обратными. Женщина хочет совершить аборт по конкретным обстоятельствам, но при этом уверена, что ее предназначение — рожать, и испытывает необоснованное чувство вины. Ситуация усугубляется, если таких установок придерживаются ее близкие и давят на женщину. Тогда задача психолога — помочь преодолеть чувство вины и минимизировать психологические последствия аборта».

Позвольте, чувство вины после аборта не необоснованное, а ЗАКОНОМЕРНОЕ. Не профессионально, зная об этом заранее потом пытаться помогать женщине его преодолевать. Тем более, что это невозможно. Как раз задача психолога — помочь женщине найти в себе силы устоять перед давлением близких и защитить себя и ребёнка, преодолеть и минимизировать психологические последствия разрушительного давления, конфликтных ситуаций. Задача психолога после - сопровождение беременности и родов, помощь в постродовый период. Разумеется, по запросу.

18. «В целом психолог должен, не давая советов и готовых решений, помочь женщине разобраться в себе, в ситуации, отделить реальность от выдумки, а убеждения от предубеждений».

В доабортном консультировании это называется расширением зоны видения и поиском внешних и внутренних ресурсов.

19. «После того как женщина сама приняла решение, психолог может поддержать в его реализации. Если женщина хочет сохранить ребенка в сложной жизненной ситуации — помочь найти ресурсы (и подготовить ее к рождению ребенка в бесчеловечных условиях государственных роддомов)…», - пишет автор.

Насчёт бесчеловечных условий оставлю без комментариев, а что касается помощи и поддержки согласна полностью.

Чего точно НЕ должен делать психолог, это психологически или морально (или другим способом) помогать женщине прерывать беременность. У психолога своя жизнь и нести ответственность за чужие ошибки и заблуждения он не должен.

20. Я согласна с автором статьи, в том, что: «Организовать такие консультации трудно. Там должны работать профессионалы высокого класса, а не бывшие студенты, набирающиеся опыта для частной практики. Они должны получать достойную зарплату, а не копейки, которые принято платить на госслужбе. Чтоб не выгореть, им самим будет нужна супервизия (обсуждение рабочих случаев с другим психологом). Зарплата не должна зависеть от количества отговоренных от аборта женщин. Деньги окупятся: такие консультации не вызовут стремления поступить «от противного», а женщины, решившиеся отказаться от аборта, родят любимых детей».

Практический многолетний опыт доабортного консультирования не только в России, но и за рубежом, позволяет сделать следующие выводы:

1.Доабортное консультирование – молодое направление психологического консультирования, которое позволяет спасти от аборта некоторую часть детей и женщин (в среднем от 5 до 20 % в лучшем случае);

2.Женщины (и семьи), прошедшие такое психологическое консультирование, как правило, благодарны психологам, врачам, государству за возможность задуматься о своей жизни, о ситуации в семье с помощью квалифицированного специалиста. Подавляющее большинство женщин говорят спасибо за предоставленную поддержку и возможность изменить решение в сторону любви и рождения ребёнка;

3. 99,9% женщин говорят о том, что им было бы легче жить на свете и выполнять материнскую миссию, если бы пресловутого репродуктивного выбора не было как такового;

4.Доабортное консультирование не решает и не решит проблему рождаемости, т.к большинство женщин (80-95%) беременность прерывают и будут прерывать, пока закон позволяет это делать;

5. Доабортное консультирование - это вынужденная мера в условиях легализации абортов.

Шабалина Елена Юрьевна, психолог-консультант по проблеме абортов, руководитель отдела психологического консультирования ЦЗМ «Покров».

Источник: elenashabalina.ru