8-800-100-44-55

Аборт и материнство – две вещи несовместные

17.09.2018

 «Отбросьте «невинное» слово «аборт», и замените его более подходящим по смыслу — «детоубийство»…»

Таких историй множество

С Эльмирой мы встретились на детской площадке, которая находится рядом с ее домом. Обычно здесь она гуляет со своим маленьким сыном. Малышу тут очень нравится – есть где побегать, порезвиться, поиграть в песочнице, покачаться на качелях, прокатиться с горки.

Эльмира не сводит с него глаз:

– Не представляю, как бы я без него жила, –делиться она со мной. – Я так рада, что родила его!

У малыша замечательное, красивое имя – Руслан. Растет крепышом, болеет редко, очень активный улыбчивый ребенок. Растет на радость маме и …нет, не папе – бабушке. Так получилось: папа есть и как будто его нет. Но и большой беды в этом нет. Настоящая была бы беда, если бы Эльмира четыре года назад сделала другой выбор – прервала беременность. Могла бы она сегодня так счастливо улыбаться? Ничто не может сравниться с той радостью, которую приносит женщине материнство! В наше время это звучит уже не банально на фоне миллионов прервавшихся детских жизней. Поэтому еще раз хочется сказать об этом. Ничто не сравнится с радостью материнства – ни успехи в работе, ни карьера, ни богатство, ни слава. Это те лжеценности, ради которых сегодня многие женщины совершают самую большую и необратимую ошибку в своей жизни, и, по большому счету, самое большое преступление – аборт, вернее, детоубийство. Давно пора называть вещи своими именами.

Почему ошибку? Потому что женщины, которые все-таки отказались от прерывания беременности, как правило, с ужасом вспоминают, что хотели сделать это. Поспрашивайте своих знакомых, жалеют ли они, что когда-то хотели согласиться на детоубийство? Все скажут «нет», «что вы!», «не представлю себе жизни без Катеньки, Ванечки, Сонечки… Их убить?! Вы с ума сошли!».

Найдется лишь малое число, кто скажет «да». Но разумные люди, конечно же, поймут, что у человека не все в порядке с психикой, в худшем случае – с нравственностью. Таких ничтожно мало. Как кто-то верно отметил: «Радости, за которыми никогда не следует раскаяния, — радости детства и материнской любви».

А ведь несколько лет назад у Эльмиры был другой настрой. Узнав о своей беременности, она решила прервать ее. В конце концов, что в этом страшного, ведь через такую процедуру прошли и проходят сотни тысяч женщин в нашей стране, да и все близкие настаивают на аборте – возлюбленный, мама, родственники. Все говорят, что не время – ведь она студентка, надо получать образование, своего жилья нет, мужа нет, денег тоже, их, как известно, всегда не хватает. И кстати, даже тем, у кого есть и муж, и квартира, и загородный дом, порой весьма роскошный с непомерно большими площадями…

Доабортное консультирование, через которое сегодня должны пройти все женщины, решившиеся на аборт, оказалось препятствием на пути свершения этого безумного плана. Эльмира попала на прием к Ирине Юрьевне Батуевой, психологу ЦЗМ «Покров», беседа с которой произвела на молодую женщину большое впечатление.

– Тогда уже было 7 недель моему Русланчику, – рассказывает Эльмира. – Я не до конца понимала своего положения. Ирина Юрьевна очень душевно говорила со мной, объяснила, что у меня внутри живет полноценный человек, что я никогда не пожалею, что рожу его, что материальные трудности решаемы, их можно преодолеть, в конце концов «Покров» поможет.

– То есть она Вас убедила?

– Я стала сильно сомневаться в правильности своего решения, пришла домой, стала смотреть в интернете ролики, фильмы, как происходит аборт, что делают с ребенком, как его режут на части. После этого я отказалась от мысли прервать беременность. Тем более она у меня первая.

– Как отреагировало ваше окружение на это решение?

– Все продолжали настаивать, чтобы я сделала аборт. Но уже было бесполезно. Я твердо решила рожать.

Вот такая история. И таких уже немало в арсенале у «Покрова». Да и в стране подобных сценариев множество.

1gF9YksXqQY_595.jpg

С деньгами у Эльмиры действительно туго до сих пор. Молодой маме на самом деле очень тяжело и материально, и морально. Но сейчас не до уныния, ибо нет силы, которая бы преодолела материнскую любовь. Учебу в университете после двух курсов пришлось оставить. Материальные расходы на полтора года взяла на себя мама Эльмиры, сестры, и даже папа ребенка, иногда он тоже помогает деньгами, но, самое главное, он не отказался дать свою фамилию Русланчику. Спасибо, как говорится, и за это. Коляску, пакет на новорожденного выделил центр «Покров», Ирина Юрьевна со своим мужем привезли их домой Эльмире. Кроватку купила сестра, да и вещи на мальчика почти все подаренные. Все-таки неравнодушные у нас люди, спасибо им за помощь!

Жилищные условия. Их, можно сказать, никаких нет. Съемная крошечная квартирка в 17 квадратов, где Эльмира живет, вернее, ютится со своей мамой и сыном. Ежемесячно за нее надо платить 10 тысяч рублей, сумма весьма солидная для женщины, воспитывающей ребенка одной.

Уже полтора года как Эльмира устроилась кассиром в магазин на полный рабочий день. Работа не из легких, сильно устает к вечеру. Можно только посочувствовать… Бабушка, которая сама вырастила четверых детей, водится с Русланчиком, души в нем не чает. Но малыш уже на днях пойдет в детский садик, который находится в нескольких минутах от дома. Наступает новая череда их жизни, новые заботы, радости и огорчения.

«… я бы точно знала, как сыграть Раскольникова…»

Еще в недавнем прошлом женщины рожали, несмотря ни на какие условия, даже если это холод, голод, война. Детей растили и любили. Сегодня абсолютное большинство женщин знает, что аборт – жестокое убийство человека. Тем не менее многие из них отмахиваются от этого очевидного факта. Никакие кровавые процедуры, садистский способ расправы над крохотным человечком, ни даже негативные последствия для собственного здоровья не останавливают их. Что это – слепота, бесчувствие, психическое заболевание? Или за 100 лет легализации искусственного прерывания беременности выведена какая-то особая порода женщин, предрасположенных к совершению детоубийств? Ведь не зря замечено в ряде исследований, что аборты чаще делают женщины, у которых матери имели этот опыт в своей жизни.

Даже если мы признаем, что первопричина абортов – в их законодательном статусе, все равно сегодня это не является оправдательным основанием для совершения убийства собственного ребенка. Ведь информации о том, что такое аборт, как он происходит, каковы его физические и психологические последствия, в преизбытке в том же интернете.

Сейчас можно найти немало сведений и об отрицательных последствиях аборта на следующих рожденных детей. Пусть скептики недоверчиво ухмыляются, но не на пустом же месте появляются подобные высказывания: «Эмоциональная жизнь родителей отражается в наследственности и переходит, в виде предрасположений, к их детям. Родители, решившиеся на убийство своего ребенка, уже внесли в свой генетический фонд предрасположение к убийству, которое отяготит психику будущих детей, а иногда душевное свойство передается не прямо, а через поколения. Поэтому родители, решившиеся на убийство своего ребенка, совершили преступление не только перед ним, но и перед детьми, которых они оставили живыми. Родители, передавшие своим детям потенциал жестокости и подсознательного стремления к убийству, часто сами становятся жертвами жестокости своих детей, и удивляются, откуда, по их мнению, такая несправедливость?».

Ну разве это не ответ на вопрос, почему так сегодня распространено неуважительное отношение детей к своим родителям?

Сегодня, к счастью, неравнодушные к данной проблеме граждане проводят акции, организуют просветительские семинары, конференции антиабортной направленности. Удивительно, что к этой работе подключаются (сами того не ведая) и достаточно известные массовому телезрителю люди, тем самым как бы невзначай помогая общественному движению пролайф. Чего только стоят заявления наших знаменитостей эстрады и кино (для кого-то, может, не самых любимых, но в данном случае это совсем не важно).

Алла Пугачева: «Я не могу простить, что не оставила ребёнка, что меня заставили всё-таки сделать аборт. Мой муж и коллеги. А это был уже большой срок. Практически я убила человека. И я до сих пор переживаю, потому что считаю, что это убийство. На моей совести есть убийство». «Большая моя ошибка — это то, что я не родила ребенка. Я простить себя не могу. Я каждый раз в церкви ставлю свечки, чтобы меня простили. Но это такой грех!»

Мария Аронова: «Я приехала из больницы домой, села возле кроватки сына и подумала: «только что я убила такого же…» Если бы в этот момент я могла ненадолго стать мужчиной, я бы точно знала, как сыграть Раскольникова».

Лайма Вайкуле: «Если бы меня сейчас спросили, может ли женщина сама решать, делать ей аборт или нет, я бы ответила категорически: «Ни в коем случае!» Теперь я отношусь к аборту как к убийству!».

MV0SWXNefTw.jpg

Татьяна Самойлова:
«Врачиха показала мне плод. Я очень плакала, просто захлебывалась от слез. Легла на больничную койку, выпила чай с лимоном, заснула… А потом пошла пешком на занятия… Конечно, теперь я понимаю, что, если б тогда родила, сейчас мне было бы лучше…».

Белла Ахмадуллина: «Я вышла за Евтушенко замуж совсем молодой и глупой. И тут такая радость: я жду ребенка. Так он так стал давить, так настаивал на аборте . Я с тех пор не могу иметь детей. Сижу тут одна. Это была такая травма…».

Валерия: «Слава Богу, что не смогла сделать аборт!...Я бы никогда не смогла решиться прервать беременность, но все-таки поехала делать аборт. И вдруг на УЗИ мне говорят: «Вот, у него уже сердечко бьется». И тут все изменилось вмиг! Я развернулась и уехала!».

Дорогого стоят эти публичные признания. Не правда ли?

Кто в ответе?

Право на выбор – жить или не жить ребенку – главный провоцирующий фактор детоубийств. Именно поэтому активисты Движения «За жизнь!» требуют от властей прекратить на законодательном уровне аборты. Более миллиона подписей наших граждан за запрет абортов, которые были переданы президенту и в Госдуму в прошлом году, оказались проигнорированными. Неужели невдомек парламентариям, что такой закон кардинально изменит демографическую ситуацию в стране? Ведь они так переживают за нее! И не надо будет собирать какие-то симпозиумы, конференции, чтобы в очередной раз решать пресловутый вопрос: как же повысить рождаемость? На это столько уходит сил, времени, средств. Хотя ответ лежит прямо на поверхности – запретите аборты! Постепенно бы решалась и пенсионная проблема. Действительно, зачем платить пенсии, если семья вырастила 4-8 детей?

К сожалению, в руководстве страны тоже есть люди, которые не видят большой опасности в легализации абортов. Кто-то даже считает, что в большинстве стран аборты разрешены, хотя, на самом деле, в 70% государств мира, входящих в статистику ООН и ВОЗ, аборты по желанию запрещены. Действует либо тотальный запрет на прерывание беременности, либо разрешаются аборты только по определенным показаниям из ограниченного перечня (это могут быть изнасилование, инцест, угроза жизни матери, иные медицинские и социальные показания). Неосторожные ошибочные высказывания лиц, занимающих ответственные посты, играют на снижение остроты проблемы и на руку сторонникам истребления невинных детей.

Впрочем, будет несправедливо утверждать, что нет в структурах власти противников абортов. Достаточно резко о них отозвались Валентина Матвеенко, Вероника Скворцова, даже Владимир Жириновский. Дмитрий Рогозин, известный политик, ранее занимавший пост заместителя Председателя правительства Российской Федерации, ныне Генеральный директор Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос» в своей книге «Дневник русского посла пишет: «Аборты нужно прекратить не одним волевым усилием власти, а общей нравственной волей. Для этого перед официальным введением "моратория на аборты" должна быть проведена массированная общественно-государственная информационная кампания против абортов, в том числе в телевизионных СМИ. Здесь требуется не дискуссия, а именно официальная пропаганда. Сущность аборта глубоко отвратительна. Она должна быть раскрыта перед всей нацией. Нужно стремиться пробудить в молодёжи родительский инстинкт, заложенный в человеке от природы. Ведь, увидев внутриутробное развитие малыша на экране, очень многие решат для себя никогда не убивать зарождённую ими жизнь. В то же время нужно найти методы поощрения врачей, спасающих жизнь нерождённому ребёнку…».

Замечательно сказано, государственный подход. Но кто же услышал эти слова? Ведь прошло уже 8 лет со дня выхода книги! Беда только в том, что время исчерпано на массированную официальную пропаганду. Население России стремительно убывает, геноцид продолжается. Только кто за это ответит? Да и будет ли перед кем отвечать…

И все же. Закон позволяет, но есть еще понятие женской чести, женского достоинства, женского образа, который, прежде всего – в материнстве, в конце концов, совести, жертвенности, материнской безусловной любви. Аборт и материнство – две вещи несовместные.

Татьяна Николаева