8-800-100-44-55

«Для психолога главный инструментарий – его методики…»

27.08.2021

Интервью с психологом по доабортному консультированию Карпенко Алевтиной Анатольевной

Как мы уже сообщали, 20-22 августа в Тюмени успешно прошел семинар-практикум «Практическое консультирование кризисных беременных: демографические и биологические, социальные и семейные, этические и психологические аспекты репродуктивного выбора». Семинар вела Карпенко А.А., главный внештатный психолог по планированию семьи Департамента здравоохранения Воронежской области, медицинский психолог Перинатального центра БУЗ ВО ВОКБ №1, тренер программы «Спаси жизнь» и программы «Святость материнства» Фонда Андрея Первозванного, директор АНО защиты материнства «Агатос».

Свою профессию Алевтина Анатольевна очень любит. После окончания университета, получив диплом психолога, она была принята на работу в Центр планирования семьи и репродукции. Опыт приходил по мере общения с разными категориями женщин – имеющим диагноз «бесплодие», с неспособностью выносить ребенка, с психологической симптоматикой. Были даже женщины, которые родили детей, но имели проблемы с ними или в отношениях с супругом. По мере приобретения практического опыта разрабатывались методики работы в зависимости от психотипа клиентов.

– Я очень много училась и постоянно повышаю свою квалификацию, – рассказывает Алевтина Анатольевна, – а заниматься доабортным консультированием начала с 2011 года, когда вышел приказ Минздрава о создании центров и кабинетов медико-социальной поддержки беременных женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Тогда на базе перинатального центра была создана такая структура. Изначально в Воронеже было 12 центров медико-социальной поддержки и около 10 кабинетов. Через какое-то время произошла реорганизация и у нас оставили 5 центров, а количество кабинетов значительно увеличилось. На данный момент в городе и области 36 кабинетов медико-социальной поддержки. Позднее при Департаменте здравоохранения Воронежской области ввели ставку главного внештатного психолога по планированию семьи, и я заняла эту должность. Перинатальный центр сделали головным и, соответственно, к нам приходит вся статистика, которую мы обрабатываем. Мы оказываем методическую помощь всем центрам и кабинетам медико-социальной поддержки нашего региона, ведем обучение психологов, врачей, социальных работников.

Воронежские женщины часто прерывают беременность?

­– Могу сказать, что с 2011 года желающих сделать аборт становится меньше, однозначно меньше, это очень заметно. Почему? С одной стороны, были созданы службы, о которых я вам сказала. Мы начали обучать специалистов, и они, безусловно, заинтересованы в результатах своей работы. Кроме того, в прошлом году у нас появились дополнительные средства, которые стали выделяться по «родовым сертификатам». Это касается всех беременных женщин, которые встали на учет по беременности и родам и получили «родовой сертификат». По условиям «родового сертификата», каждое медицинское учреждение получает определенную сумму денег за оказание услуг будущим мамам. И если женщина до 30 недель проходит консультацию психолога, социального работника, юриста, то эти специалисты дополнительно получают денежную компенсацию в размере 1000 руб. С появлением дополнительных выплат по родовым сертификатам появился дополнительный мотиватор для специалистов, стало выгодно, чтобы как можно больше беременных становилось на учет, а количество абортов снижалось. Все специалисты заинтересованы в том, чтобы беременные женщины проходили хотя бы однократную консультацию психолога. Потому что он делает психодиагностику, анализирует психоэмоциональное состояние женщины: нуждается или не нуждается она в коррекции. На консультации женщина может сказать, что её тревожит и беспокоит. Беременная может говорить об этом и врачу акушеру-гинекологу, но для врача важнее физическое состояние пациентки, чтобы соматическое состояние её самой и её ребенка были в порядке. А психолог занимается психоэмоциональным состоянием женщины, потому что он знает, что психологическая составляющая бывает важнее физиологии.

DSC07261 - копия.JPG

Какие качества наиболее важны для психолога по доабортному консультированию?

– Мы стараемся, чтобы к нам приходили психологи, у которых хотя бы есть два года опыта консультирования в любой области психологии. Необходим прежде всего опыт. Почему? Это важно потому, что доабортное консультирование — это кризисное консультирование, и оно требует определенного набора качеств у специалиста. Это и быстрота реагирования на ситуацию, и быстрота принятия решения, и эмпатия по отношению к клиенту. Самый главный принцип консультанта – «не навредить». Но если нет опыта у специалиста, то сделать это сложно. Безусловно, психологу нужно много учиться. Мы, например, каждый квартал собираем психологов, делимся опытом, проводим семинары и тренинги, обучаем специалистов. В период карантина мы старались постоянно держать онлайн связь и проводили вебинары. Специалистам важно знать, что они не одни, так как бывают разные ситуации, когда необходима обратная связь и помощь коллег. Бывает, что возникает много вопросов, которые накапливаются, требуют совместного обсуждения и поиска оптимальных вариантов решения. Когда психолог один и когда у него нет никакой возможности поговорить с коллегами, это может отрицательно сказываться на качестве его работы. Это касается не только психологов, а всех специалистов, в том числе специалистов других помогающих профессий – тех же социальных работников, например.

Назовите главные факторы, которые способствуют положительному исходу консультации – когда женщина отказывается от аборта.

– Каждый случай индивидуален. Нужно исходить из той ситуации, в которой находится клиент. Психолог понимает, что для каждого клиента нужен свой аргумент. То, что для одного будет сильным аргументом, для другого он таковым не является. И психологу важно не просто подобрать самый главный аргумент, но и умело им воспользоваться, достучаться до клиента, показать ему, что его ситуация совсем не такая, какой он себе её представляет. Я уже говорила на семинаре, что у женщины, когда она собирается прервать беременность, туннельное сознание, туннельное мышление, когда ей кажется, что у нее только один выход из этой ситуации, хотя, на самом деле, есть как минимум три выхода. И, может быть, даже больше можно найти, если пообщаться с психологом. Но три точно. Вот это важно показать, суметь найти общий язык с клиентом, постараться быть на одной волне с ним, и идти за потребностями своего клиента. Тогда есть вероятность, что клиент изменит свое решение в пользу рождения ребенка.

Что Вы говорите женщине, если у нее катастрофическая ситуация – нет жилья, денег, работы, бросил муж, она в полном одиночестве?

– Очень важно, чтобы женщина не оставалась одна. Если с ней начинает беседовать психолог, она должна поверить, что она уже не одна. Во-первых, у нее есть уже ребенок, еще совсем маленький, но он уже с ней. Во-вторых, есть психолог, который ей будет помогать столько, сколько будет нужно. В-третьих, у нас есть немало некоммерческих организаций, которые занимаются поддержкой женщин, оказавшихся в подобной ситуации, - центр защиты материнства при митрополии, много приютов, социальных квартир, где можно женщине пожить, пока у нее не стабилизируется ситуация. Если ситуация затягивается, то она может какое-то время переходить из одной организации в другую, где ей также будут помогать. Будет предоставлено временное проживание, возможность дать ребенку родиться, уход за малышом, консультация специалиста, помощь в оформлении документов, если нужно, подключатся юрист, социальный работник, и обязательно будет работать психолог. Если необходима помощь врача акушера-гинеколога – пожалуйста. Всё предоставляется. Я уже не говорю о бесплатном питании, кроватках, колясках, памперсах и обо всём остальном. И когда женщина понимает, что она уже не одна, а с ребенком – их уже двое – и еще подключается круг людей, которые заинтересованы в том, чтобы она сохранила беременность и родила, то женщина начинает смотреть по-другому на свою, казалось бы, безвыходную ситуацию. Как правило, все эти меры принимаются в достаточно короткий промежуток времени, и если на этом моменте присоединяется специалист, который ее сопровождает в этот критический период, то ребенок остается жить. Мама потом бывает довольна, что так всё сложилось. Вы знаете, из всех женщин, сохранивших беременность и родивших деток, ни одна не пришла и не сказала: «какой ужас!», «что это я сделала, зачем родила!». А вот те, которые прервали беременность – да, потом приходят и говорят: «Вы знаете, очень сожалею, очень». Вот таких женщин немало. Для сохранения жизни детей в Воронеже созданы благоприятные условия. Психологи у нас имеют четкие алгоритмы работы в ситуации репродуктивного выбора. Уже на консультации психолог вместе с женщиной могут начать звонить и юристам, и социальным работникам, договариваются и решают эти сложные материальные и социальные проблемы, которые актуальны для женщины на данный момент.

cwozTRha_GU.jpg

Алевтина Анатольевна, работа ваша требует, как мне кажется, большого напряжения. Вы столько много беседуете с женщиной, вкладываете энергию, моральные силы – а клиентка пошла и все равно сделала аборт. Вас это не обескураживает?

– Я понимаю, что помочь всем невозможно, отдаю себе в этом отчёт. Я стараюсь, чтобы все-таки мои клиенты меня слышали. Если все же они меня не услышали, то, во-первых, я прохожу супервизию. Разбираю данный случай: что, где и как я не доработала, могла ли я еще что-то сделать для клиента. Может быть, необходимо было опираться на другую аргументацию, еще что-то. Клиенты разные и кто-то, возможно, не захотел меня услышать, но при этом я сделала все, что от меня зависело в этой ситуации, все возможное. Во-вторых, у нас проводятся совместные супервизии, и такие случаи мы стараемся разбирать для того, чтобы, если в дальнейшем будет примерное повторение такой ситуации, я бы понимала, где и какие-то моменты нужно усилить, доработать. Но еще раз говорю, психолог - не Господь Бог, не все зависит от нас, мы не всегда можем сделать так, чтобы всем было хорошо.

Вам приходится встречаться с агрессивным поведением женщин на консультации? Что Вы предпринимаете в такой ситуации?

– Когда приходит женщина – любая, она всегда в специалисте видит свою маму. А мамы бывают разные. Когда ты становишься такой теплой, принимающей мамой, а не у каждой женщины была такая мама, то женщина на глазах начинает меняться. Она видит в психологе уже не чуждого для себя человека, который хочет ее перевоспитать, пристыдить, осудить. Нет, наоборот, если она видит душевного, теплого, чуткого человека, то женщина начинает к нему тянуться, доверять ему. Поведение клиента во многом зависит от того, как ведет себя психолог с ней. Хотя однажды в моей практике был случай такого неадекватного поведения, когда в меня кинули достаточно тяжелую статуэтку, которая стояла на столе. К счастью, она пролетела мимо. Но эта женщина находилась в измененном состоянии сознания, была на грани психического нездоровья. Потом я подошла к врачу акушер-гинекологу, уточнила информацию по клиентке, объяснила, что эту женщину нужно, конечно, направлять в психоневрологический диспансер, что ей нужна консультация психиатра. Через какое-то время выяснилось, что она там стояла на учете. Бывают и такие клиенты, безусловно.

Как Вы считаете, имеет ли значение для работы психолога наличие у нее самой опыта абортов или, наоборот, его отсутствие?

–По-разному, на самом деле. Могут замечательно работать психологи, у которых не было в анамнезе абортов, и у которых были аборты. У той и другой группы есть свои ресурсы, которыми они могут воспользоваться на консультации. Если не было абортов – прекрасно – это счастливое материнства, отсутствие травматизации, постабортного синдрома. Но даже если женщина-психолог делала аборты, но она раскаялась и сейчас понимает, что хочет помочь удержать от этого шага других женщин, то она может делиться своим опытом с клиентками. Для женщин, решившихся на аборт, на самом деле это очень сильный аргумент: «вот я здесь сейчас перед вами, я сама была в такой ситуации, я её тяжело пережила, где я нахожусь сейчас, как я себя чувствую, очень сожалею…». Для женщин это будет возможность заглянуть в будущее: а что будет со мной после аборта? Когда они видят, что их не осуждают, а делятся своими личными переживаниями, а психолог может рассказать, почему она приняла такой решение, как она себя после этого чувствовала, через что прошла, то на женщин это производит сильное впечатление. Иногда такая информация даже бывает более ценной и убедительной для клиента, и это может удержать женщину от аборта. Поэтому сложно сказать, кто может быть лучшим консультантом – и тот, и другой может быть.

Меняется ли в нашем обществе отношение к абортам?

– Меняется, конечно. В рамках просветительской деятельности, в рамках профилактики абортов у нас за последнее время появилось большое количество баннеров, которые привлекают внимание и заставляют задуматься людей об этой проблеме. Они появились на автомагистралях, в учреждениях здравоохранения, социальной защиты, на автобусных остановках, много плакатов в женских консультациях, чего раньше не было вообще. А сейчас это есть. У нас появились мониторы с демонстрацией роликов. Были даже такие случаи, когда женщины приходили на прием, ждали свою очередь и в это время смотрели противоабортный ролик, они потом вставали и уходили с принятым решением сохранить беременность. Пусть это небольшой процент женщин, но они есть. Да, отношение к абортам меняется именно за счет доступности информации по этой теме.

Вы удовлетворены проведенным семинаром?

– Хорошо, когда на семинаре присутствуют специалисты с опытом работы, но когда видишь молодые лица, это очень радует. Мне понравилась аудитория, много девушек, это здорово, они готовы учиться, молодцы. Без молодежи нет будущего. Это говорит о том, что ситуация дальше будет меняться. Потому что за нами подрастающее поколение, которое придет нам на смену, поддержит наши идеи, передадут другим наши знания и опыт, поддержат женщин. Мне нравится их живой интерес к теме, они внимательно слушают, конспектируют, подходят в перерывах, задают вопросы. И это говорит о том, что люди неравнодушны к проблеме.

Вы их заинтересовали, мотивируете на работу.

– Мы для этого и приехали. Для меня как психолога очень важны практические занятия. Потому что для психолога главный инструментарий – это его методики, с которыми он может работать. Поэтому на своих семинарах я стараюсь давать и теорию, чтобы была база знаний, и подкреплять её практикой. Человек, какой бы суперпрофессионал ни был, ему всё равно нужна обратная связь, ему нужно видеть, слышать, понимать, какие моменты в консультировании усилить, какие добавить, какую коррекцию провести. Очень здорово, когда рождается такое единство, как это было на семинаре, когда все в едином порыве включаются в работу, подсказывают, дополняют друг друга – это очень хорошая подготовка для профессиональной деятельности.

Алевтина Анатольевна, благодарим Вас за интересное и содержательное интервью. Доброго Вам здравия, новых успехов и достижений в вашей просветительской работе и в деле защиты жизни детей – будущих граждан нашей страны!

Татьяна Симонова