8-800-100-44-55

Ирина Медведева: «Нам необходима нравственная цензура…»

08.06.2015

Материал, который предлагается вниманию читателей сайта, поднимает вопросы первостепенной важности. Речь идет о наших детях, о современных проблемах в воспитании и образовании, о вновь стучащей в двери российских школ идеи секспросвета и откровенного разврата, о тяжелых и часто трагических последствиях ювенальной юстиции, которую И.Я. Медведева называет не иначе как одной из форм фашизма.

И.Я. Медведева - детский клинический психолог, известный писатель, публицист (работает в соавторстве с Т.Л. Шишовой), член Общественного совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка ,  член Правления Российского детского фонда, директор Московского института демографической безопасности, вице-президент и соучредитель Межрегионального фонда социально-психологической помощи семье и ребёнку.

Ирина Яковлевна ведет активную общественную деятельность, являясь убежденным противником ювенальной юстиции и ювенальных технологий. Она много ездит по миру и по России, встречается с родительской общественностью и с людьми, которым небезразлично будущее наших детей и нашей страны. Своим вниманием Ирина Яковлевна не обошла и Тюмень, куда в мае нынешнего года приезжала по приглашению Центра защиты материнства «Покров».

Цель ее визита – встречи и выступления перед педагогами, психологами, социальными работниками различных структур и учреждений, которые непосредственно связаны с решением вопросов семьи и детства в Тюмени и области. Ирина Яковлевна выступила в Департаменте образования и науки Тюменской области, в Тюменском президентском кадетском училище. Кроме того, на площадке Центра помощи семье и детям «Мария» она прочитала лекцию «Проблемы семейно-бытового насилия» для сотрудников Департаментов социального развития, здравоохранения, молодежной политики и спорта Тюменской области. Программа ее пребывания в регионе (Ирина Яковлевна посетила также Ишим) была весьма насыщенной.

Обладая большим опытом работы клинического психолога с детьми и родителями, она поделилась своими наблюдениями и выводами, которые порой неожиданны, но представляют большую познавательную ценность.

Доброжелательная, приветливая, Ирина Яковлевна сразу вызвала симпатию и расположение слушателей. Манера говорить непринужденно, ясно, доступно, с правильной дикцией и интонацией (наверное, так учили раньше в московских классических гимназиях), само поведение, выдающее человека глубоко интеллигентного, думающего, искренность и прямота, – все это располагало аудиторию к серьезному и доверительному разговору.

Встречи с Ириной Яковлевной по своему содержанию были очень информативны, насыщены интересными фактами, убедительной и обоснованной аргументацией. Поэтому, чтобы не упустить важные детали из выступлений известного на всю страну детского психолога, мы постараемся в полном объеме познакомить наших читателей с ее суждениями по проблемам, актуальным для каждой семьи и для страны в целом. В данном материале высказывания И.Я. Медведевой в Департаменте образования и науки и в Центре «Мария» по вопросам ювенальной юстиции и полового образования объединены.

Ювенальная юстиция как форма фашизма

Ювенальную юстицию Ирина Яковлевна назвала, как мы уже отмечали, достаточно резко – фашизмом. Термин точный и полностью отражает ее сущность. Она отметила, что, например, в Финляндии известный правозащитник Йохан Бекман борется с ювенальной юстицией как с современной формой фашизма. Других, более деликатных определений к обозначению данного явления подбирать и не следует.

- Сегодня всех нас, - начала свое выступление Ирина Яковлевна, - чрезвычайно волнует присутствие в социуме ювенальной юстиции. Хотя ее адепты, видя сопротивление общественности и особенно родительского движения, уже не называют так комплекс разрушительных для семьи технологий. Для их внедрения они предлагают другие маскировочные вывески, способные завуалировать их антисемейную сущность. Например, ювенальные идеи заложены в законе о социальном обслуживании населения, который, несмотря на общественные протесты, вступил в силу с 1 января 2015 года. С момента его реализации начались массовые изъятия детей во всех регионах России.

Известно, что 1 января 2013 года в России вступил в силу законопроект (так называемый закон Димы Яковлева), запрещающий усыновление российских детей гражданами США. Однако американцы нашли вполне легальную возможность обойти закон. В Читинской области, регионе далеком от столицы, появились испанцы, желающие усыновлять российских детей. Как только органы опеки изымают ребенка из семьи, испанцы тут же его усыновляют. Лишаются детей, как правило, бедные, малоимущие семьи. Казалось бы, напротив, подобным семьям следует помогать, а не отнимать у них самое дорогое – детей.

Причем здесь испанцы? Ответ очень прост. Для граждан государства, члена Евросоюза, такого рода операции – своеобразный бизнес. Среди развитых европейских стран в Испании один из самых высоких показателей безработицы, поэтому продавая читинских детей американцам, испанцы зарабатывают немалые средства.

Вывод из этой ситуации, а в России наверняка можно найти и другие аналогичные примеры, один: необходимо срочно принимать законы, запрещающие любое усыновление российских детей иностранцами.

К сожалению, считает Ирина Яковлевна, в России ювенальная практика расширяется. Как доказательство подобного утверждения она рассказала шокирующую историю о том, как органы опеки Нижегородской области изъяли у матери шестерых детей.  Она имела неосторожность поехать в Москву за зарплатой, взяв с собой троих детей, двоих оставила старшему сыну, чтобы он присматривал за ними.  История могла бы закончиться трагически, если бы не вмешательство в эту ситуацию самой И.Я. Медведевой и ее коллег, которые помогли вернуть детей матери, которая, несмотря на тяжелое материальное положение, вполне благополучно их воспитывала.

Здоровых детей поместили в инфекционное отделение больницы, где они находились три месяца. Эти дни для всей семьи стали настоящей трагедией: неожиданная разлука, неизвестность, постоянное беспокойство о детях, невозможность видеться и получить какое-либо известие о них, бюрократические препоны, - все это и многое другое пришлось перенести несчастной женщине и ее детям.

- Я как психолог могу сказать, что для семьи происшедшее настолько сильная травма, что вряд ли ее можно будет когда-либо компенсировать, даже если заниматься реабилитацией очень серьезно.

Да, эта конкретная история закончилась благополучно. Нашелся бескорыстный адвокат, что в сегодняшних рыночных джунглях явление почти невозможное, нашлись, к счастью, добрые люди, которые сделали ремонт и привели в порядок жилье. Хотя чаще всего у многодетных отцов и матерей нет средств, чтобы обратиться к адвокату и защитить себя: люди, не связанные с бизнесом и не занимающие посты в солидных корпорациях, не имеют для этого финансовых возможностей.

Ирина Яковлевна считает, что, во-первых, подобные ситуации недопустимы: государство всей своей мощью должно стоять на страже семьи - в этом одна из его основных функций и задач.

- Наши представления сегодня настолько искажены, что мы боимся даже самих органов опеки, которые на самом деле призваны помогать семье, особенно многодетной. Многодетные семьи – благо для страны: в то время, когда у нас наблюдается настоящая демографическая катастрофа, они увеличивают рождаемость, воспитывая и взращивая наше будущее.

Во-вторых, чиновники, допускающие неправомерное изъятие детей, должны знать, что за подобные волюнтаристские действия они понесут самое суровое наказание. Да, законное отнятие детей возможно, и оно прописано в Уголовном кодексе РФ, где есть соответствующие статьи, позволяющие лишать родителей их прав в случае конкретных нарушений своих обязанностей.

Правда, стоит отметить, что пока за ювенальные зверства ни один чиновник ни в одном уголке России не пострадал, хотя, если общество будет добиваться ответственности служащих за своевольное и неоправданное изъятие детей из семьи, конфликтных случаев будет меньше.

- В доме у женщины, - заканчивая рассказ о многодетной семье, подчеркнула Ирина Яковлевна, - не было ремонта. Впрочем, как нет его и у многих других бедных семей. Но разве это основание для того, чтобы лишать детей матери? Нет. Это дикость и настоящий фашизм.

- Я часто бываю в детских домах, - продолжила Ирина Яковлевна, - и могу сказать определенно: ребятишки любят всех родителей – опустившихся, порочных, даже тех, что сидят в тюрьме. Они все равно ждут своих, пусть и нравственно падших, но родных отца и мать, а не так называемых фостерных (1) родителей. Последние родителями, даже приемными, не являются. Они могут передавать детей в третью, четвертую и десятую фостерную семью, за что от государства получают очень хорошие деньги.

Возникает вполне обоснованный вопрос: почему бы не потратить государственные средства на помощь конкретной семье?

Война всех против всех или Законопроект о семейно-бытовом насилии

И.Я. Медведева обратила внимание присутствующих, что  Уполномоченный  при Президенте Российской Федерации  по правам ребенка  Павел Алексеевич Астахов - непримиримый противник ювенальной юстиции.

- Хочу сказать, что наша общественная работа в первую очередь связана с противоборством насаждаемым ювенальным технологиям. Все время мы отдаем борьбе с этим кошмарным, на мой взгляд, явлением: отстаивая права семей, участвуем в бесконечных судах, изучаем тонкости современного законодательства. Многому в сфере юриспруденции приходится учиться в ходе работы. Всякий раз, чтобы соединить разрушенную ювенальными схемами семью, нужно приложить неимоверные усилия.

- Думаю, что у Центра «Покров» и других организаций, которые занимаются вопросами детства или семьи, ситуация аналогична.

- Сейчас готовится страшный законопроект о семейно-бытовом насилии. Название, на первый взгляд, обнадеживающе и не опасно. Однако в его содержание вписана вся ювенальная система.

- Должно ли общество защищать личность и семью от насилия? Да, должно. Но данный закон, если он вступит в силу, начнет войну всех против всех.

Дети будут знать (хотя многие уже знают, потому что в школах успели прочитать им соответствующие просветительские лекции), в каких случаях родители совершают над ними психологическое насилие. Например, когда папа или мама делают им замечание и говорят, что надо сеть за уроки или перестать играть на компьютере.

Если детям не покупают дорогой мобильный телефон или новую игрушку, значит в семье процветает экономическое насилие. И не важно, что подобный запрет призван действовать прежде всего в воспитательных целях, сдерживая эгоистические и потребительские наклонности детей.

Любая бытовая и, казалось бы, незначительная ситуация, может привести к неприятным последствиям. Допустим, маленького ребенка, который никак не реагировал на запреты родителей, шлепнули. Закон определяет действие родителей по отношению к шалуну как страшное физическое насилие.

Для православных людей подготовлена еще одна статья: в воскресный день недопустимо станет будить детей, чтобы всей семье пойти на службу в храм. Такое действие родителей обозначат как религиозное насилие. 
В итоге термин насилие в контексте законопроекта полностью теряет свой первоначальный смысл. З акон будет трактовать данное понятие  слишком широко, соответственно его применение на практике может быть неограниченным. В стране не найдется семьи, из которой нельзя будет изъять ребенка, то есть можно будет разрушить любую семью.

- Кто-то кого-то ударил, даже легонько, у кого-то затаилась обида, кто-то просто донесет на соседей – любое, самое безобидное действие, может подпасть под готовящийся закон. Как он действует в жизни, я очень хорошо изучила, знакомясь с западной практикой, и вижу, к чему он привел в Европе.

Ирина Яковлевна поделилась своими впечатлениями о положении семьи в Германии, где бывала неоднократно. Там, кстати, аналогичные законы работают давно, и население этой европейской страны ювенальными нормами просто запугано.

- Слава Богу, - сказала она, - начались санкции, поэтому многие наши соотечественники перестали связывать свои надежды с иллюзией западной свободы и процветания.

- В идеале России нужно добиваться того, чтобы утвердить приоритет национального права над международным, чтобы в решении наших внутренних вопросов «западные партнеры» не апеллировали к европейским «правам человека». Это очень важно. Возможно, сейчас это будет сделано.

Шлепок в свете ювенальных технологий

В своих выступлениях Ирина Яковлевна широко затронула вопросы гуманности и негуманности в воспитании детей. Например, является ли нормой такое средство воспитания как шлепок? Ответ на него детского психолога, специалиста уровня И.Я. Медведевой было интересно всем. На самом деле, почему физическое наказание допустимо?

- Сегодня родители, - пояснила она, - бояться шлепнуть ребенка. И напрасно. Если ребенок не понимает много раз обращенных к нему слов запрета, его нужно обязательно остановить физически. Просто шлепнуть. И этому есть вполне научное объяснение. У маленького ребенка еще не сформировалась кора головного мозга, которая растет в среднем до двадцати лет.

Кора головного мозга отвечает за сознание, в том числе и за словесное понимание, за вторую сигнальную систему. Если ребенок расшалился, то часто он не понимает обращенных к нему слов запрета: его подкорка - часть мозга, которая отвечает за различные эмоциональные влечения, попросту расторможена. Чтобы привести ребенка в равновесие, его следует одернуть физически - шлепком. Особенно это необходимо в тех случаях, когда несмышлёнышу грозит опасность, а он не реагирует на замечания и предупреждения. Например, если стоит вблизи открытого окна. И не на первом этаже.

Если ребенок совершит серьезный проступок, физическое наказание вполне допустимо: он должен запомнить, чего нельзя делать ни в коем случае. Если ребенка не будут наказывать, то есть воспитывать родители, его накажет жизнь. И гораздо суровее любящих папы и мамы.

Разве гуманно по отношению к ребенку вырастить его распущенным человеком, который будет все делать только по своей воле? Родители по ошибке считают, что своеволие – признак сильной воли. Совсем нет. Сильная воля начинается тогда, когда человек умеет отказаться от собственных желаний, когда он не их раб.

Часто на приеме у психолога родители жалуются, что ребенок неуправляем. Причина непослушания ребенка кроется в самих родителях: они не делают того, что делать необходимо, – наказать, просто шлепнуть. Задолго до открытий в психологии и педагогике, ничего не зная об особенностях второй сигнальной системы и медленного развития коры головного мозга, люди воспитывали детей на основе опыта многих поколений, опираясь на личные наблюдения и собственные выводы.

- Пока ребенок маленький, ему нет необходимости все объяснять. Современные родители поступают как раз наоборот, стремясь обосновать малолетнему ребенку тот или иной родительский поступок. И это совершенно неправильно. Многие из нас, наверное, тоже подвергались шлепкам и даже поркам за серьезные проступки. Но мы же за это своих родителей не ненавидим. Напротив, мы благодарны им за то, что они нас вовремя остановили, чем уберегли от большего зла. Современным родителям внушают, что проблемы воспитания собственных детей уходят в детство самих родителей, когда всецело подавлялись их порывы и настроения. После таких тезисов предлагаются не просто абсурдные, но откровенно опасные выводы.

Один из них звучит так: детей наказывать нельзя, иначе они возненавидят родителей.

Другой не менее вредоносен: родители, ограничивающие желания детей,- враги. Якобы они не компетентны, не профессиональны, а значит, недостойны быть родителями и к ним немедля должно применить нормы ювенального права.

« Вы не представляете, какая благодать царит в семьях, где много детей…»

- Россия, имея обширные территории, переживает острейший демографический кризис: полстраны пустует. Незаселенные земли занять гораздо легче, чем те, на которых живут люди. Запад с вожделением смотрит на наши просторы и природные богатства. Поэтому обязательно нужно, чтобы население России росло и в стране рождалось больше детей.

- Меня очень порадовал Ишим. Я была в гостях у двух многодетных священников. В одной семье десять детей, в другой – четырнадцать. В обеих семьях по трое приемных мальчиков и девочек. Живут они трудно. Но это прекрасные семьи.

Обычно приемных берет семья, которой Бог детей не дал. Здесь же у батюшек много своих детей, но они с любовью воспитывают и неродных.

Вы не представляете, какая благодать царит в семьях, где много детей, где живут ни хлебом единым, где не фиксируют внимание на материальном благополучии. Дети в обеих семьях сыты, одеты, хорошо воспитаны, и главное - они любят друг друга. В семье, где десять детей, мама находит время и сама делает им прекрасные игрушки, от которых я, взрослый человек, не могла оторвать взгляда: настолько они восхитительны. Такие семьи нужно ценить и всецело им помогать.

Обе семьи живут тяжелым трудом. В одной есть сын. Ему 21 год, и он мог бы свободно поступить в вуз, потому что у юноши очень хорошие математические способности. Однако, поскольку в семье растут младшие братья и сестры, родители не в состоянии содержать сына-студента, и молодой человек своим трудом помогает семье. Он занимается пчелами: в хозяйстве тридцать ульев, которые требуют ухода и внимания.

Самое важное в этой ситуации то, что молодой человек не ропщет и считает, что придет время, и он, даст Бог, займется математикой. Зато можно не сомневаться, что если юноша создаст семью, то будет настоящим отцом и мужем. Потому что самое главное – научиться быть человеком. Родителям надо воспитывать в детях прежде всего сердечность, жертвенность и ответственность.

Продолжение следует.

Информационная служба ЦЗМ «Покров»

1. Foster care (патронажное воспитание) — термин, используемый для системы, в которой несовершеннолетние, нуждающиеся в опеке дети, передаются для воспитания в приемную семью или семейный детский дом на платной основе (содержание детей оплачивает государство).