8-800-100-44-55

«Обращение в суд – это крайняя мера…»

18.03.2021

Интервью с внештатным юристом ЦЗМ «Покров» О.Г. Старковым

Для подопечных Тюменского центра защиты материнства «Покров» нередко требуется помощь специалиста в области юриспруденции. В связи с этим обстоятельством при центре уже не первый год функционирует отдел юридической помощи. О специфике и направлениях работы отдела рассказывает в нашей беседе его руководитель, внештатный юрист «Покрова» О.Г. Старков.

Семейные отношения самые сложные

– Олег Геннадьевич, с какими жалобами и с какими проблемами чаще обращаются к вам подопечные «Покрова»?

– Давайте сначала уточним, кто у нас является подопечными. Чаще всего это женщины, которые относятся к социально незащищенным группам –многодетные семьи, матери-одиночки, сироты. И, как правило, их объединяет то, что у них нет достаточного образования, нет достаточного жизненного опыта и нет необходимого материального дохода, который бы обеспечил им помощь со стороны специалиста, в том числе в юридической области. Поэтому они чаще всего оказываются пострадавшей стороной во взаимоотношениях с другими гражданами, некоторыми государственными структурами и иными организациями. Работа нашего отдела как раз и направлена на поддержку и помощь этим категориям граждан.

Какие основные темы юриспруденции нам приходится затрагивать. В первую очередь это касается семейных правоотношений. Это отношения между родителями и детьми, между родителями, в том числе между бывшими супругами.

В последнем случае нередко возникают вопросы, касающиеся прав и интересов детей от прежних браков. Например, мужчины претендует на общение с ребенком, оставшимся в семье бывшей супруги, и наоборот.

– Область семейных отношений очень тонкая. Здесь, наверное, надо быть еще и психологом.

– Семейные отношения и проблемы, с ними связанные, одни из самых сложных среди тех, с которыми к нам обращаются. Это связано с тем, что найти консенсус, чтобы все стороны были удовлетворены, бывает очень непросто. У каждой стороны правда своя. Каждый хочет ее доказать и получить выгодные условия для себя. Он или она рассчитывает, что на это имеет право. Но иногда это право противоречит интересам другой стороны. Такие споры пересекаются с психологическими проблемами. Это, конечно, не совсем мой профиль. Но иногда удается достучаться до этих людей. Кстати, проблемами психологического характера страдают в основном женщины.

4ba00e27ef056cd0c884e69f2c29f101.jpg

В этом случае, прежде чем идти в суд, а я считаю, что обращение в суд – это крайняя мера, я предлагаю провести медиацию, это путь к сотрудничеству, к урегулированию споров. Приведу один такой пример. Женщина запрещала своей достаточно уже взрослой дочери, которой было 16 лет, общаться со своим отцом. Она запрещала даже думать о том, что есть отец, который ей может, например, оплатить учебу, если она поступит в колледж или в вуз. Кроме того, мать запрещала дочери общаться со своими братьями, которые родились во втором браке ее отца. Дело доходило даже до противозаконных действий, до того, что она запирала дочь в квартире. И девушка вынуждена была через балкон выбираться на улицу, чтобы хоть с кем-то встретиться. В данном случае нам удалось урегулировать эти непростые семейные отношения.

Одна из главных проблем в этой области – как поделить детей между супругами. В связи с этим в последнее время довольно часто стали появляться вопросы, связанные с установлением отцовства. Женщины вступают в отношения со своим новым мужчиной и рожают от них детей, но при этом еще официальный брак с прежним мужем не торопятся расторгать. Почему-то статус замужней женщины в тот момент им важен. И потом когда все-таки этот брак распадается, могут возникнуть сложные вопросы. Например, вопрос о выезде с ребенком в другой регион. Для этого необходимо спрашивать разрешение у бывшего супруга, хотя он может не быть биологическим отцом этому ребенку. Тут нюансов очень много.

Наследственные споры

– Наследственные дела это тоже еще одна область, с которыми мы сталкиваемся в работе. И они близко связаны с семейными отношениями. Почему? Потому что вроде как семьи живут мирно и благожелательно общаются друг с другом, но после смерти одного из наследодателей, родственники вдруг превращаются во врагов, причем непримиримых. При этом они знают друг о друге очень много, и все их недовольства, недоразумения выплескиваются во взаимные обвинения. Порой очень трудно этих разъяренных, когда-то любивших друг друга родственников, привести в чувства. Приходится с ними много разговаривать, разъяснять, доказывать, что надо мирным путем решать проблемы.

– То есть до суда в таких случаях, как правило, дело не доходит?

– Чаще всего наша деятельность не столько юридическая в плане судов, сколько медиативная. Когда люди обращаются в «Покров», к психологам, в частности, они уже доходят до той стадии, когда готовы принять помощь юриста. В этом, наверное, упрощается моя работа. Люди рассказывают о своей ситуации и своих проблемах, и делают то, что им советуют. Чаще всего получается урегулировать такие семейные споры.

– С какими государственными структурами Вам приходится взаимодействовать, осуществляя подобную деятельность?

– Семья – это замкнутая ячейка, там только родственники. Влияние каких-то других институтов здесь очень мало. Как бы вы ни хотели снизить градус таких непримиримых отношений, все равно это решается в основном только в семье. Кстати, вопросы насилия в семье тоже присутствуют, особенно когда женщины находятся на стадии развода. У мужчин сейчас, вы знаете, есть большая проблема со стабильным и достаточным заработком. И найти подходящую работу не так-то просто, они вынуждены куда-то выезжать на неопределенный срок и там работать. Но зарплата не всегда приходит регулярно. На почве этого в семьях возникают скандалы, в том числе с применением силы со стороны мужчины. Женщина говорит: «Ты где был? где деньги? мне нужно детей кормить, дом содержать». А муж в ответ: «Что ты ко мне пристала. Я не могу заработать или зарплата задерживается». Все эти скандалы и их последствия часто обусловлены использованием алкоголя, который некоторые участники подобных диалогов рассматривают как средство снятия многочисленных стрессов. Возраст таких скандальных семейных пар примерно до 30 лет. И мужчины, в принципе, видя перед собой уже достаточно зрелого человека в моем лице, все-таки прислушиваются к тому, что я говорю.

Вам приходится еще встречаться с мужьями этих женщин?

– Конечно. И приходится с ними много беседовать, причем на их языке, всячески убеждать мужиков все-таки не применять рукоприкладство, учиться разговаривать с женой мирно. У нас вообще проблемы в семьях в том, что мужчина и женщина друг друга не слышат и не понимают, хотя живут вместе.

Трудовые споры и гражданские правоотношения

– К вам обращаются по вопросу незаконного увольнения?

– По трудовым спорам чаще всего к нам обращаются женщины. Обычно это незаконное увольнение, уменьшение заработной платы, перевод на другие должности. Здесь приходится иногда связываться с работодателем и объяснять, что они нарушают трудовое право, что мы можем подготовить жалобу в трудовую инспекцию, а в последующем обратиться в суд. И работодатель, если не исправит добровольно ситуацию, понесет большие потери. А эти потери могут быть не только материальные, но и репутационные. В общем, обычно бывает достаточно одной-двух консультаций или разговора по телефону и не всегда с работодателем, после чего трудовые отношения налаживаются. Потому что руководители организаций знают, насколько трудовая инспекция имеет серьезные меры воздействия и не допускают обычно выхода вовне этих скандалов.

Регулярно женщины обращаются с вопросами, регулируемыми гражданским законодательством. Они связаны с имуществом, с правами граждан, договорами и т.д. Что касается договоров. У нас в последнее время пошел вал навязывания юридических услуг так называемыми «золотыми» юристами, которые свои услуги оценивают в огромные суммы денег и гарантируют стопроцентное решение в любом вопросе. Квалифицированный юрист никогда не скажет, что дело закончится с гарантированным успехом. Потому что это зависит не просто от написания бумаги и от каких-то других нюансов, но и от личности судьи или человека, кто принимает решение по этим делам. Поэтому приходится вмешиваться, помогать составлять претензии, разъяснять, как собрать доказательства нечистоплотности этих «юристов». И в некоторых случаях удается вернуть деньги. Но понимаете, судиться юристам с юристами – это долгий процесс и это не всегда гарантируемые результаты.

– Многие наши граждане имеют кредиты, но погасить их нет возможности.

– Банки пользуются своими знаниями и незнанием клиентов. Загоняют их в определенные обязательства, предлагая подписывать бумаги с мелким шрифтом, которые часто не читаются. Хотя сейчас это реже происходит, но все-таки бывает. И с судебными приставами приходилось иметь дело, когда ими были списаны средства из социальных пособий.

Нарушения прав в сфере социальной поддержки населения

– Работа с социальными службами области – одно из главных направлений деятельности нашего отдела. До недавнего времени работы по этому направлению было немного. Но сейчас нарушение прав в сфере социальной поддержки населения – это то, с чем к нам часто приходят. То ли это связано с тем, что наши бюджеты сильно ослабли и стали дефицитными. Может, команда прошла сверху о том, чтобы искать любой повод и людям не выплачивать положенные им социальные пособия. Начинается выдумывание разных предлогов, чтобы отказать.

Приведу вам буквально свежий пример. В декабре, перед самым новым годом, женщине, матери-одиночке отказали в пособии. Она подала комплект документов, но сотрудники ведомства сообщили ей, что там отсутствует какой-то важный документ, что якобы по установленным законам он должен быть.

Я ознакомился с этим делом. Оказывается, центр, который принимал решение, сослался на то, что в документах отсутствовала трудовая книжка. При этом они дали ссылку на норму закона. А матери 19 лет, у нее грудной ребенок. Я решил убедиться, на самом ли деле правомочен такой отказ. Выяснилось, в этой норме закона, на который они сослались, про трудовую книжку ничего не сказано, потому что она не является обязательным документом. Люди могут прожить всю жизнь и не иметь трудовой книжки. Это их право, но не обязанность. Я связался с руководителем данного центра и получил сначала в общем-то агрессивный ответ. Пришлось сказать: «Вы можете держаться такой позиции и дальше, но сейчас мы будем обращаться в суд. Кроме того, чтобы вернуть это право на социальное пособие, будем требовать дисквалификации вашего руководителя и того сотрудника, который применил этот отказ. Вы ссылаетесь на закон, а этого в законе нет». Получается, что государственные чиновники не знают законов, но прикрываются какими-то другими интересами.

В итоге буквально через несколько часов мне позвонили и сказали, что они разобрались, действительно, требование этого документа излишне, и предложили донести какой-то еще документ. Но это был формальный повод. Мы съездили с этой девушкой и с ее ребенком-грудничком в центр, сдали документы. Спустя несколько дней наша подопечная получила уже положительный ответ. Таким образом, вмешательство юриста иногда позволяет обойтись без суда.

– Вам всегда удавалось защитить интересы подопечных «Покрова» или были промахи?

– Были такие моменты, когда человек приходит и говорит: «Я хочу обратиться в суд, у меня есть такая вот несправедливость». При этом он не считает, что его требования нарушают чьи-то интересы или не соответствуют норме Закона. И мне приходится просто объяснять: «Вы понимаете, перспектива вашего иска минимальная: вы, во-первых, потеряете время, во-вторых, потеряете деньги, например, на госпошлину или экспертизу, а желаемого результата не добьетесь. Вы можете просто сейчас решить это по-другому». Когда объясняешь человеку бесперспективность его действий, то он сразу не может признать это, но со временем приходит и говорит: «Да, действительно, давайте не будем этого делать».

Суд мы выиграли

– Но в суд вам все-таки приходилось обращаться?

– Приходилось. К нам обратилась женщина, она сирота, была отдана ребенком вместе со своими братьями и сестрами в детский дом. Нарушение ее прав заключалось в том, что она, по достижении совершеннолетия, должна была быть поставлена в очередь нуждающихся в социальном жилье. Эта обязанность лежала на законных представителях этой сироты, которыми являлся детский дом. Так получилось, чтобы не выполнять это право – намеренно или случайно – эту женщину отправили в другой город, подальше от своих родных братьев и сестер, чем разъединили семью, нарушили права её членов. Когда девушка вернулась в Тюмень, то узнала от своих сестер, что они уже воспользовались этим правом, о котором она даже не подозревала. Девушка обратилась в опеку. Ей отказали, сославшись на то, что все сроки, когда можно было подавать заявку на получение жилья, прошли. В итоге нам понадобилось полтора года для того, чтобы найти возможность восстановить справедливость. Шансов было очень мало. Я сразу предупредил девушку, что надежды практически нет. Но по мере изучения данной проблемы и документов, мы нашли те доказательства для суда, которые убедили, что девушка пропустила срок обращения в опеку по уважительной причине и имеет право на социальное жилье. В итоге суд вынес решение в пользу девушки. Сейчас нашу подопечную поставили в очередь на социальное жилье. Скорее всего, она в следующем году или уже в этом получит свою жилплощадь.

img1.jpg


- Олег Геннадьевич, в настоящее время к Вам обращались по поводу нарушения прав?

– Сейчас у нас в суде находится вопрос по признанию отцовства. Суд настаивает на том, чтобы сделать ДНК-тест. Ситуация такая: есть два отца – муж, который был записан отцом ребенка, но не являющийся его биологическим отцом. И тот, который настоящий, биологический отец. Первый знает это и готов отказаться от отцовства, а другой это отцовство признает и готов быть вписанным в метрику ребенка. И мать тоже этого желает. Однако судья – тут я уже не знаю, что ей движет – но она все-таки настаивает провести ДНК-тест, что примерно составляет 25-30 тысяч рублей. У этих людей таких денег нет. Им бы 1000 рублей где-нибудь найти или заработать. Пока говорить рано, чем закончиться этот процесс. Главное в нашей работе – отстоять справедливость и защитить права людей, которым и без того нелегко живется.

Татьяна Николаева

Справка

Специалисты отдела юридической помощи ведут консультирование и сопровождение граждан, относящихся к целевым группам Центра «Покров».

Сферы юридической поддержки:
Семейное право.
Гражданское право.
Трудовое право.
Административное право.

Формы работы:
- дистанционная (телефонные консультации),
- персональная,
- представление в судах, организациях и учреждениях,
- досудебная медиация (урегулирование семейных споров).

В 2020 году удалось:
- восстановить право ребенка-сироты на социальное жилье (судебное решение);
- восстановлены права на социальную поддержку многодетных семей;
- оказана медиативная помощь в урегулировании семейных споров;
- оказана юридическая помощь в урегулировании вопросов с кредитными организациями и службой судебных приставов;
- оказана юридическая поддержка в совершении безопасных сделок с недвижимым имуществом многодетных семей;
- оказана помощь в урегулировании наследственных споров в многодетной семье.