8-800-100-44-55

Отцовство и материнство – два разных полюса мироздания

29.03.2018

Часть 2. Начало

Куда мы идем?

– Что же делать? Как же привести наше общество в нормальное состояние, чтобы не утратить человеческий облик, пол, семью?

– Хотелось бы, чтобы люди с традиционными представлениями о нравственности, чести, совести, семье смогли бы объединиться и отстаивать системно свои права. Но, к сожалению, все эти попытки со стороны здоровых сил общества быстро локализуются. Людей легко ссорят по любому поводу, их обезоруживают материальные проблемы, они вынуждены заниматься индивидуальным выживанием, и в конечном итоге не остается ресурсов на общую борьбу за нравственные и духовные ценности. К сожалению, сегодня реалии таковы, что деятельно что-то исправить можно лишь в ситуации общенародного бедствия, например, настоящей войны. В одной из своих книг политолог Татьяна Грачева говорит, что у нас тогда что-то может измениться к лучшему, когда звуки рэпа и рока, которые раздаются из каждого окна, сменятся плачем по умершим детям. Когда мы столкнемся с массовыми смертями своих собственных детей, с голодом и разрухой, тогда вспомним пословицу: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». А в вялотекущем режиме рассчитывать на то, что будет проводиться более традиционная политика, не приходится. Мы надеялись на это в течение некоторого времени, но последние лет тридцать стабильно свидетельствуют: традиции не просто не процветают, а деградируют, куда-то улетучиваются. Мы уже не помним, кто такие настоящие мужчины и женщины, какой должна быть семья, зачем надо старших почитать, почему трудиться физически это хорошо, что надо жить живой жизнью, а не таращиться в гаджеты. Виртуальная жизнь скоро вытеснит настоящую.

– Грустную картину Вы нарисовали, Андрей Алексеевич. Но просветительская деятельность, подобная той, которую проводит центр «Покров» все-таки небезрезультатна. Это видно и по отзывам, которые оставляют слушатели лекций.

Лекционная деятельность, которую мы проводим, может сделать много хорошего, но ее масштабы надо значительно расширять. Просветительская работа среди молодежи крайне важна, хотя бы потому что наши постулаты кто-то все равно для себя уяснит и запомнит, даже если на сегодняшний момент они могут кому-то казаться неактуальными. Рано или поздно наши идеи дадут свои всходы, потому что они проверены временем. Но правильнее было бы, чтобы в этом же направлении работало государство.

Негативные последствия, которые мы имеем вокруг себя, зашкаливают, и они обусловливают поведение людей. Недавно я был свидетелем одной симптоматичной сцены в учебном заведении. Молодой человек опоздал на занятие. На вопрос преподавателя «почему?» он на полном серьезе ответил, что лег спать около четырех часов утра, так как ждал прямую трансляцию очередного рэп-баттла и ему суперважно было посмотреть его в числе первых 40-тысяч. Создается система искусственных маразматических ценностей, в том числе через социальные сети (лайки, репосты, премии за просмотры) и жесткая привязка к интернету как повседневному социальному поводку.

– Куда же мы идем? К какому обществу, к матриархату, к диктатуре гендерной идеологии?

Классический матриархат был характерен для языческого периода жизни человечества, но по меньшей мере матриархат предполагал широкую включенность человека в природу. Теперь у нас однозначно не патриархат, но и не матриархат. У нас – глобализация. Впрочем, глобализацию вполне можно определить как технократический матриархат. Во-первых, язычество активно реанимируется в форме социальных фетишей, это неоязычество. Во-вторых, потому что все аспекты современной жизни – и биологический, и социальный, и даже вопросы совести – стремительно привязываются к вездесущей технократической матрице, которая, как «Большая Мать Мира», включит нас в свою всепожирающую утробу. Всё идет к тому, чтобы наше общество в масштабах всей планеты было управляемым и контролируемым, это предполагает сворачивание всех государственных суверенитетов, объединение религий, а также – трансформацию самого человека. Этому посвящены и новейшие научные разработки, и очередные нововведения в законодательстве, касающиеся электронизации систем управления государством, всеми ведомствами и… гражданами, то есть собственно людьми. Нас ожидают перспективы биометризации и чипизации населения. Все это прописано, к сожалению, в наших стратегиях, которые принимаются на уровне правительства. Например, международный общественно-политический форсайт-проект Детство-2030 или Россия-2045. В них разработан пошаговый сценарий, который включает в себя, в частности, переход на чипизацию детей для связи с глобальными информационно-управляющими сетями, генную модификацию человека с целью повышения его способностей, а также упразднение традиционной семьи.

lyubov_2_27085900.jpg

Таким образом, наше общество будет ни матриархальным, ни патриархальным, а гуманоидным, то есть будет расчеловеченное общество, где мыслить и чувствовать люди по-человечески уже не смогут. Это будет общество трансгуманизма. Если трансгуманизм предполагает кибернетизацию самого человека, то и демонтаж традиционной семьи неизбежен. Уже сейчас понятно, что теория гендера естественно повлечёт за собой и увеличение «вариантов семьи», они будут ветвиться и множиться. Под семьей будут пониматься такие коллективы и сожительства, которые раньше нельзя было назвать семьей. Однополые браки, которые узаконены в ряде западных стран, – только начало процесса расчеловечевания. Где-то уже и педофилию хотят узаконить, если она «по согласию». «Окно Овертона» этих явлений уже запущено по всему миру, и Россия здесь не исключение.

Что делать? Быть мудрее

– Тем не менее жизнь продолжается, будем исходить из того, что мы имеем на сегодняшний день. Что же делать? Есть немалый процент молодых людей, желающих жить в браке, иметь семью, детей, даже несмотря на то, что наши девушки уже испорчены воспитанием, эмансипацией.

– Да и юноши отравлены феминизацией. Они не понимают, что мужчина определяет будущую жизнь своей невесты и семьи, и что если молодой человек женится на девушке, то он должен взять ее под свое покровительство. Если он этого не понимает, то, по большому счету, он и не мужчина. Если он думает, что они поженятся и будут жить на ее жилплощади, она или родители будет его содержать, а он потихонечку будет помогать, значит, этот молодой человек уже сдал свои мужские позиции. А часто так и бывает, пусть не в такой грубой форме. Теперь этому способствуют наши социально-экономические условия и либеральная мораль. Но традиционным и правильным является положение, когда формированием будущего семейного очага занимаются сами молодожены, и в первую очередь именно мужчина – как глава семьи.

– Мы опять подходим к проблеме необходимости просвещения молодежи в вопросах семейной жизни.

– Судьба каждой семьи – горнило испытаний. Так было и раньше, но теперь, находясь в агрессивных, откровенно антисемейных окружающих условиях и вступая на тропу таинственных супружеских отношений, без представления о традиционном воспитании и прежнем жизненном укладе, молодожёны сталкиваются с такими сложностями, к которым заведомо не готовы. Они не умеют распределять полномочия, признавать авторитет другого и субординацию в разных вопросах, не умеют мириться, признавать свои недостатки, терпеть чужие, просить друг у друга прощения. Не владея искусством прерывания жарких споров, могут прийти не только к разводу, но и к более печальным последствиям.

Здесь большую роль играют воцерковление и молитва. Если люди ведут духовную жизнь и просят Бога помочь им на путях любви друг ко другу, рождения и воспитания детей, тогда помощь приходит. Другое дело, это не всегда бывает заметно, кажется, что это какие-то случайные события.

Но бывает и по-другому. Допустим, возникли трудности и в социальном, и в психологическом плане. При этом уныние особенно захлестывает женщину как более эмоциональную натуру. Но если женщина претендует на лидерство в семье, то это значит, что уныние захлестывает всю семью – она транслирует свое состояние на всех. Мужской характер лучше справится с подобной ситуацией. Вот, кстати, наблюдение. Мужчина легче отделяет внешние отношения, свою профессиональную деятельность от повседневной семейной жизни, сохраняет более-менее ровное поведение даже при наличии больших денег и высокого социального статуса. Женщине же в аналогичных условиях тяжело вести себя ровно, скромно, недеспотично в отношении членов своей семьи. С ней происходит «инфляция личности», как говорят психологи, на почве отождествления себя со своим социальным статусом. Потому что женский характер «не заточен» под идею власти. Он «заточен» под идею помощи, заботы, отстраивания тылов. Руководителем женщине, откровенно говоря, быть вредно.

– Многие женщины, особенно находящиеся на государственных постах, с Вами не согласятся.

– Поймите, в чем дело: исключения были, есть и будут. Есть женщины, которые ведут себя достойнее, чем мужчины – и во власти, и в семье. Речь – о глубинных предпосылках, а следовательно, и об общественных приоритетах, о тех моделях, на которые должно делать ставку в государственном, культурном и общенациональном масштабе. Если мы будем ориентировать женщин на руководство, то это однозначно неправильная ставка.

Сегодня широко распространен вариант, когда женщина, даже крестьянского происхождения, легко адаптируется в урбанистическом обществе, где тяжёлый мужской труд не в престиже, а в престиже предпринимательство. Она быстро адаптируется под торговлю или производство какой-нибудь востребованной белиберды. И, зарабатывая значительно больше мужа, умного, квалифицированного, но невостребованного специалиста, начинает злоупотреблять своим положением, считать, что может самостоятельно принимать важные семейные решения. А мужчина по умолчанию пристраивается «под каблук». Так не должно быть. Христианский мир, повторюсь, всегда ориентировался на правила, которые постулировал апостол Павел. Эти правила до сих пор не упразднились.

Вспомните Гошу, главного героя фильма «Москва слезам не верит». Он очаровал зрителя не только оригинальностью манер и интеллектом, но и «мужской харизмой», то есть традиционным образом поведения. На эмоциональный женский ультиматум он спокойно, но твёрдо ответил: «Если ты еще раз заговоришь со мной в таком тоне, я сюда больше никогда не приду, на том простом основании, что я – мужчина, и все всегда буду решать сам». В этих словах не было противоестественного пафоса, потому что такова правда, которая живёт у нас «в спинном мозге». Представьте, если женщина так же скажет: «Я женщина, и все всегда буду решать сама», это будет звучать смешно и нелепо. Потому что женщина по определению помощница и ничего «сама» решать не должна. Так вот этот интеллектуальный и психологически доминирующий слесарь Гоша получил шок и просто сбежал от любимой женщины, когда узнал, что она директор завода, посчитав, что в условиях несоответствия семейного положения и внешне социального статуса, взаимопонимания с этой женщиной у него не будет. И только те её действия, которые подтвердили осознание ею своей женской роли, привели к воссоединению этих любящих друг друга людей.

Кроме всего прочего, надо понимать, что и дети, воспитанные в семьях, где мамы главенствуют, получают ложные ориентиры. Дочери, видя пример матери, будут считать, что это некая широко распространенная норма. Будут искать себе и мужа по такому же принципу: отец слушался мать, значит, и меня должен слушаться. А на самом-то деле, надо как-то мудрее относиться к этому вопросу. Если мужчина не согласен слушать женщину, то это не значит, что он ее не любит. Может быть, как раз наоборот – любит, и именно это побуждает его к тому, чтобы руководить ею, заботься о ней и брать за нее ответственность на себя.

– И все-таки, что значит быть главой семьи?

Это значит определять основные смыслы существования данной конкретной семьи, жизненные устремления, позиции и проводить их в жизнь. Не только теоретически формулировать эти смыслы и грамотно разъяснять членам семьи в меру понимания каждого, но иметь волю и способности для их осуществления. Ведь бывает, мужчина правильно формулирует стратегические замыслы, но практическим их осуществлением занимается не он, а супруга. Причем тихонько, по-партизански, присваивая себе право решающего голоса. А ведь это, вне зависимости от результата конкретного решения, ослабляет общее влияние мужа и отца на семью, понижает его авторитет.

Таким образом, глава семьи – это однозначно мужчина, который не просто определяет смыслы существования своей семьи, но еще и может их провести в жизнь и проконтролировать. Отцовское начало в семье – это проявленная воля в действии, и главное – личная ответственность за эти действия.

Татьяна Николаева