8-800-100-44-55

Отцовство и материнство – два разных полюса мироздания

26.03.2018

Часть I.

Мужчина и женщина. Все мы замечаем, что в их отношениях стало что-то не так. Не от того ли, что мужчины все более теряют свои мужские качества, а женщины – женские? Совершенно очевидно, что с провозглашением равноправия полов, наша страна, да и западный мир, вступили в какую-то другую фазу своего существования. Разрушаются вековые традиции и устои, размываются понятия семьи, отцовства, наблюдается катастрофический распад традиционной семьи, в мире распространяется гендерная идеология. Но насколько сегодняшние отношения мужчины и женщины совершеннее тех, что были 100, 200-300 лет назад. Насколько оправдана эмансипация женщин, на правильном ли мы пути? Может быть, пора вернуться к традиционному отношению полов? Не пора ли мужчине занять свое подобающее место в иерархии отношений и быть вновь главой семьи, а женщине все-таки играть в ней свою второстепенную роль?

Эти вопросы мы обсуждаем с руководителем отдела лекционно-просветительской деятельности центра защиты материнства «Покров», отцом восьмерых детей и просто интересным человеком А.А. Генерозовым.

– Андрей Алексеевич, в человеческом обществе на протяжении тысячелетий, наверное, были веские основания выстраивать именно такую иерархию в отношениях мужчины и женщины, где первенство принадлежит мужчине. И дело тут не только в разнице физиологических параметров и психических характеристик. Как Вы считаете?

IMG_0223.JPG

Иерархия – в божественном замысле

– Когда задают вопросы, касающиеся отношений мужчины и женщины, семейной жизни, то надо, как говорится, до этих вопросов еще созреть, быть к ним подготовленным. Для этого придётся нарисовать целую метафизическую картину.

Отношения женщин и мужчин принято называть половыми. Но настоящая проблема пола неизмеримо глубже физиологических и психологических различий. Ведь подлинная располовиненность, то есть полярность мироздания в богословском контексте лежит в отношениях Бога-Творца и твари, которая по природе есть ничто, но призвана свободно «дотянуться» в своём бытии до божественной гармонии и полноты. Отцовство и материнство привязаны к категории рождения, это как будто всем понятно, но при этом забывается, что каждое из них проводит совершенно разную логику порождения. И олицетворяют они разные горизонты бытия. Земное отцовство имеет своим образцом Отца Небесного, Который рождает единственного Божественного Сына духовно, вечно, совершенно без матери, без материи и без принуждения! Материнство же, напротив, имеет своим прообразом именно материю, в которой действуют «безличные» законы и осуществляется воспроизводство во времени тех или иных форм: от элементарных частиц и до человека. При этом материя не самодостаточна – она принципиально зависит от организующего начала – Творца. Без притока творческих энергий в материи обнаруживаются тенденции к саморазрушению. На языке богословия это называется смерть, а на языке философии – направленность к ничто.

Отцовство в антропологическом аспекте символизирует единство рода человеческого, его происхождение «от начала» и от личности – от единого отца и мужчины Адама, а в лице Адама даже от самого Бога! В общих чертах это признают основные монотеистические религии – христианство, иудаизм, ислам. Поэтому во многих языках мужчина и человек обозначаются одним термином.

Материнство – от безличности и дробности, разворачивается к созиданию целого, благодаря Творцу и уже человеческому отцовству.  От физико-биологических форм материнство наследует привязанность к материи и физиологическим алгоритмам, в том числе - воспроизведение «по роду», так как эта закономерность характерна и для растительно-животного мира. Но в библейской картине происхождения человека материнство как безличный механизм дублирования, в широком смысле – размножения, впервые олицетворяется: как отцовство в лице мужчины, так материнство в лице женщины приобретает свойства личности и оформляется в образ второго, порождающего человека. По всем признакам оно приобретает статус подчинённости.

– Мужчина и женщина даже были сотворены по-разному.

– Согласно библейскому повествованию, женщина произошла не как-то отдельно, но именно из первого человека – мужа, Адама, созданного прежде. И ещё: она была сотворена вовсе не для «свободного творчества», а в качестве помощника человеку: «И сказал Господь Бог: не хорошо человеку быть одному: сотворим ему помощника, соответствующего ему» (Быт. 2:18). Кто же такой помощник? Это – деятель второстепенный. Есть деятель основной, и он называется муж. По законам этимологии, по-мощник связан со словами мощь, мочь, могущество. Соответственно, муж – это тот, кто может или маг (MUG/MAG). Могущий (могучий) муж – деятель основной, а помощник – не могучий, но по-могающий, находится в определенном подчинении.

Женщина не только происходит от мужа, но и именуется им же: получает главные свои определения от него – так же, как до этого именовались им животные существа. Да и само имя своё она получает от его имени, запечатлевая в нём его повторение: «будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт. 2:23). Дело в том, что во многих языках наименование женщины, происходит от «мужского» корня: в еврейском иш (муж) – ишша (женщина, буквально «из-мужа» или «мужняя»), в английском это men и wo-men, а также male и fe-male. Первичная человеческая множественность как структура (отец-мать-ребёнок), то есть семья, в своей этимологии напрямую связана с женщиной: сравните фамилия и female. Однако сама фамилия не как множество, а как признак единства происхождения передаётся по мужскому принципу.

Возвращаясь к вопросу о человеческой иерархии, выделим три уровня: природный, социальный и духовный. И на всех этих уровнях традиционные мужские роли доминируют. Мужчина – зачинатель жизни, авангард трудовой и социальной деятельности, в том числе – военной и государственной, защитник женщины, семьи и родины, главный участник и толкователь священных событий, основатель религиозных культов. Женщина – воспроизводитель жизни, психологический и социальный тыл мужчины, хранитель традиции. Весь секрет в том, чтобы это положение второго, подчинённого человека, помощника, оставалось не только природной данностью, но и сознательным и культурным выбором и духовным! Только тогда человеческая жизнь и жизнь всего мира имеет шанс на преображение и продолжение в вечности.

Парадигма, в которой всегда осуществлялась стратегия человеческого существования, называлась патриархальностью, по-гречески «отценачалием». В монотеистических религиях, почитающих единого Бога, признается, что Он может называться Отцом, матерью – нет. Исключением являются языческие верования. Но и там богини-матери не являются едиными и главными.

Итак, в традиционной картине мира: на небесах – Бог-Отец, на земле – глава государства – монарх, который является «социальным» отцом для своего народа, в церкви – главный епископ патриарх, внутри семьи тоже есть отец – её основатель и глава. И эта роль однозначно принадлежит мужчинам. Почему я на этом заостряю внимание. Потому что если современный мужчина не участвует в реализации этих базовых установок, и общество ему в этом препятствует, то он изменяет своей высокой мужской миссии – начинает страдать, маргинализироваться, быть обузой для окружающих. Он как бы сам себя съедает, идет по ложным путям. Объясняет себе, что не должен быть таким, к чему зовет его высокое призвание и божественный замысел о нем. Например, соглашается с навязанным обществу представлением: кто больше зарабатывает, тот и прав. И этим слагает с себя и социальные обязательства, и семейные, и духовные. Что происходит при этом с женщиной? Женщина начинает играть не свойственную для нее роль. Если по правилам поведения, которые были характерны для женщин на протяжении тысячелетий, она должна быть поддержкой для своего мужа и своих детей, хранительницей домашнего очага, то теперь всё чаще она занимает лидерские позиции по отношению к мужу, а иногда к целому мужскому коллективу по роду своей деятельности. Иногда даже женой и матерью она уже не хочет быть.

Равноправие – это насилие над мужской и женской природой

– Но человек не выбирает, в какое время и в какой социальной среде ему родиться. Современные женщины не стояли у истоков эмансипации, и что такое патриархат, какие правила поведения должны быть у мужчины и у женщины, многим просто неведомо.

– Я ведь говорю не об индивидуальной ответственности, не хочу обвинить каких-то конкретных мужчину или женщину. Естественно, все мы от рождения попадаем в определенные социальные условия. Но кто сегодня формирует их? Есть структуры, которые мы называем мировой закулисой, есть политтехнологи, которые форматируют нашу жизнь далеко не так, как хочется кому-то из нас, да и целому народу. Но, тем не менее, они проводятся и явно направлены против патриархального образа жизни. В этом не виноваты конкретные мужчины и женщины. Это просто условия, с которыми мы вынуждены считаться. Но мы также должны считаться с теми составляющими, которые заложены в нашей человеческой природе и божественным замыслом о нас. Получается противоестественная картина. Когда на роль лидеров выдвинуты женщины, то они не могут эту роль играть так органично и естественно, как это всегда делали мужчины. Но мужчины сегодня поставлены на роль равноправных партнеров женщин, а порой и находятся у них в подчинении и уже сами не претендуют на большее. Христианский же мир всегда ориентировался на правила, которые постулировал апостол Павел – на явное неравноправие полов: «…учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием (1 Тим. 2, 11-15). Таким образом, некие социальные ограничения для женщин считались даже с духовной точки зрения оправданными. Сейчас, когда эти запреты не выполняются, мы видим насилие и над мужской природой, и над женской.

– В чем это проявляется?

– Например, у мужчины явно выражен логический тип мышления. Это люди, которые осуществляют анализ чего-либо преимущественно холодным умом, отвергая эмоции. У женщин – другие достоинства. У них хорошо развита интуиция. Женщина чувствует такие подводные течения и скрытые веяния, которые мужчина может не заметить и не учесть. Поэтому женщина способна быть прекрасным консультантом и помощником мужчины, как в Библии об этом и сказано. Тогда все стоит на своих местах. Если она начинает играть роль руководителя, то ее стихийность и чувствительность начинают доминировать над рассудительностью, и у нее не хватает ресурсов, чтобы принять правильное, грамотное и взвешенное решение. Мужчина при этом, наоборот, бросается в сферу второстепенную, ему не свойственную. Становится помощником, как говорится, на побегушках у женщины. В результате страдает и семья, и государство, и духовная сторона существования общества.

3.jpg

Средство от мужской агрессии

– Можем взять такой пример. За последние год-два прокатилась волна агрессивных проявлений мужской несдержанности, когда вчерашние добропорядочные отцы, семьянины начинают сбрасывают свой негатив, свои отрицательные эмоции на женщин, детей. Все этому удивляются: что же такое случилось с мужчинами?

– Сразу вспоминаю актера Марата Башарова, который очень агрессивно повел себя по отношению к жене.

– С мужчинами случилось то, что они начинают проявлять свою силу, которая задана им и природой, и Божественным Промыслом в противоестественных формах, не свойственных собственно для мужчины. Ведь он должен организовывать свою силу именно в грамотных социализированных формах. Понимать, что она уместна не для эгоистичного самоутверждения, а ради большой правды и справедливости. Тогда, когда речь идет о защите семьи, Родины, близких, своей культуры, духовных измерений. И то – только в экстремальных ситуациях, когда более мирные способы исчерпаны. А у нынешних мужчин эти ориентиры сбиты, они не чувствуют этих тонкостей.

– Насколько мне известно, и сто лет назад, во всяком случае в деревнях, мужчины поднимали руку на своих жен.

– Да, это было. Но сейчас речь идет уже о масштабных перегибах. Одно дело, когда мужчина время от времени позволяет себе несдержанность и грубость. Но сейчас это приобретает системный характер и проявляется в совершенно жутких формах, которые раньше не были характерны для мужчины. Жен били, но все-таки не убивали. Жестокость, которая сейчас начинает процветать, удивляет: жену надо не просто наказать, унизить, ей надо еще руки отрубить, причем покромсать. Это говорит о том, что фактор жестокости привносится в мужское поведение искусственно и этому есть подтверждение.

Мы все знаем, что наше информационное пространство является контролируемым и управляемым. Мы многократно обращали внимание на то, что надо менять содержание и стиль подачи информации, провоцирующие на безнравственные поступки, на разврат и агрессию. Если кто-то о себе думает, что средства массовой информации его не достают или он правильно их фильтрует, то глубоко заблуждается. На уровне подсознания агрессия хранится, накапливается и в какой-то момент «выстреливает» неожиданным образом для самого человека. Когда наслаивается несколько проблем, одна на другую – выгнали с работы, зарплаты не дали, машину разбил, дети себя неправильно повели, жена попрекнула – вот тут и начинает играть роль подсознательный багаж, который человек получал на протяжении нескольких лет или даже десятилетий. И выясняется, что в этом багаже стереотипы именно агрессивного реагирования в проблемных ситуациях, мужчины начинают вести себя совсем не так, как вели они себя в прошлом.

–Есть ли рецепты от мужской агрессии?

– Я люблю рассуждать о том, каков был когда-то аграрный уклад в России. Люди, живущие на земле, которые занимаются нормальным физическим трудом, естественным образом расходуют свою негативную энергию. Как Господь сказал, «в поте лица будешь есть хлеб». Здесь, конечно, и образность, но и буквальный смысл. Если человек не напрягается физически, если он не потеет, то тогда у него и начинают возникать разного рода проблемы. Когда есть природная включенность, женщина не претендует на мужские роли, а мужчина на женские, он и не такой злой и агрессивный. Потому что получает достаточно дозированного экстрима, занимаясь поддержанием собственного хозяйства. Возделывает землю или ходит в лес, ухаживает за домашними животными или занимается строительством. В результате отношения с собственным адреналином у мужчины отстраиваются в обход домашних конфликтов. Однажды у нашего славного агронома, многократного героя соцтруда, долгожителя Терентия Семёновича Мальцева спросили, какой гимнастикой он занимается, чтобы поддерживать свою форму после 90 лет. Он ответил: «Гимнастика – это для бездельников, а мне хватает работы по хозяйству». Современные городские люди, утратившие патриархальный уклад и не имеющие природной физической реализации, находясь в противоестественной эмансипированной культуре и в окружении агрессивных СМИ, копят себе негативный потенциал, который потом проявляется так, что человек сам удивляется: неужели это я натворил? Тем не менее дело уже сделано…

Государство должно реанимировать в какой-то форме сельскую общинную жизнь, чтобы людям было интересно находиться на земле, чтобы они сами могли и любили добывать хлеб насущный и не были бы зависимы от городских коммуникаций. Но нет же, все наоборот. Село обворовывается, работы нет, культурной жизни нет, пьянство процветает. И всех деревенских жителей искусственным образом подталкивают в сторону города. А что такое современный город? Это искусственная среда, максимально оторванная от природы, которая есть базис нормальных архетипов. Город – это контроль и манипуляция сознанием. Жителю города намного легче объяснить, что белое – это черное, а черное – белое. И люди на все эти одурачивающие технологии, к сожалению, покупаются. Нынешним мужчинам и женщинам даже трудно уяснить такую простую вещь, что есть поведение более характерное для женщин, а есть поведение, характерное для мужчин. В этом они сразу видят некую дискриминацию.

Понятие пола упраздняется?

Сегодня наше общество устроено так, что мальчики с рождения подпадают под управление женщины: в детском садике они видят воспитательницу, в школе учат женщины, в вузе большинство преподавателей – женщины.

– Это старая проблема. В одном из своих сочинений Крупская писала о том, что детсады были изобретены не для того, чтобы облегчить жизнь семье, а для того, чтобы вытащить ребенка из-под влияния семьи, в том числе от религиозного, а также для того, чтобы облегчить участие женщины в жизни общества. С этого, собственно, и начался развал семьи. Нам это не очень заметно, потому что мы и сами родились в советский период, прошли через систему детских садов и школ, где мама не находится рядом с детьми, она лишена возможности их постоянно опекать и воспитывать, так как работает. Сегодня дети редко видят своих мам, еще реже видят пап. А кого они чаще всего видят? Воспитателей, учителей, преподавателей, которые в основном женщины.

А ведь в дореволюционных учебных заведениях существовала система раздельного обучения мальчиков и девочек. Это было очень правильно, потому что, когда мальчик воспитывается в мужском коллективе, он и воспитывается как мужчина. В смешанных коллективах мужские и женские модели поведения начинают усредняться, то есть это модель поведения и не мужская, и не женская. Ясное дело, такое положение вещей рано или поздно начинает вредить самому обществу и конкретной семье. Это говорит о том, что кто-то заинтересован, чтобы наше подрастающее поколение имело шаблонное воспитание, не личностно акцентированное, а матричное, штампованное. Ведь преподаватели-мужчины – это люди, которые подходят к вопросам педагогики, скажем так, более изящно, харизматично, задействуют нестандартные схемы подачи материала, могут привлекать неожиданные ассоциации, вдохновенно говорить, задавать вопросы, которые заставляют думать, рассуждать. Конечно, это не значит, что таких женщин-преподавателей нет. Просто женщины чаще воспроизводят заранее отработанный план, а более творческий стиль подачи учебного материала демонстрируют именно мужчины. В Советском Союзе не распознали угроз последствий революционно-эмансипированного преподавания, а сейчас он дает о себе знать. Мальчиков и девочек объединили, а воспитывать и образовывать поставили женщин. Однако были времена, когда мальчики в определенном возрасте вообще уходили на мужскую половину. Их общение с женщинами строго регламентировалось.

– Помимо равноправия полов, на нас уже обрушивается еще одно бедствие – явление гендера, некоего социального пола. Наверное, это неизбежная следующая ступень после процесса эмансипации женщин?

– Конечно, во многом это последствие такого смешанного воспитания, когда юноши и девушки начинают вести себя «усреднённым» образом: элементы мужской и женской психологии замысловато сочетаются в поведении и тех, и других. Однако до недавнего времени нормальная физическая ориентация полов сохранялась. Только последние два-три десятилетия стремительное развитие СМИ, как орудий враждебной пропаганды, принесло за собой взрыв и обычного разврата, и новоявленных извращений. Так что «цивилизованный мир» хочет их узаконить – перевести из статуса греха и девиантности в разряд социальной нормы. Такой подход распространен в западных странах, впрочем, и нас это тоже коснулось. Но нужно понимать, что данное явление в первую очередь – в планах закулисных манипуляторов, которые заинтересованы в разрушении семьи и патриархальных традиций. Чтобы их окончательно разрушить, было изобретено понятие гендера – некоего социального пола. В мою голову оно вообще не вмещается. Пол – это просто: либо ты мужчина, либо – женщина. Теперь выясняется, что можно быть одновременно и мужчиной, и женщиной, причём в разных процентных соотношениях. Неудивительно, что варианты гендерной принадлежности стремительно умножаются. На данный момент их 58! При этом сама мистика отношений между мужчиной и женщиной упраздняется. Общество, которое будет завязано на множество гендеров будет обществом абсолютных гуманоидов. Если понятие человечности начинает облекаться в подобные извращённые формы или в формы роботизированные, биотехнологизированные, чем сейчас активно занимается наука, то можно смело сказать, что это сатанинское направление развития общества и современных технологий.

Татьяна Николаева

Продолжение следует…