8-800-100-44-55

Тамара Турашева: «Забота о своём здоровье невозможна без посещения гинеколога ...»

26.09.2018

Мы продолжаем знакомить наших читателей с участниками областного конкурса «Жизнь – священный дар». Сегодня мы разговариваем с Тамарой Могдановной Турашевой, врачом акушером-гинекологом женской консультации №2 г. Тюмени.

Тамара Могдановна родилась в Республике Ингушетия, но так как ее родители были военными, пришлось много путешествовать по стране и жить среди русского населения. После окончания Астраханской медицинской академии, молодой врач акушер-гинеколог вернулась на родину, где ей предложили работу в ФОМСЕ (Фонд обязательного медицинского страхования) в качестве главного специалиста – врача-эксперта, четыре роддома находились под ее наблюдением. Проработав год, она вышла замуж и переехала в г.Тюмень. Здесь и продолжилась ее профессиональная деятельность, которой уже 9 лет.

IMG-20171008-WA0003.jpg

Тамара Могдановна – активный противник абортов и сторонник их запретов на законодательном уровне. С этой больной темы и начался наш разговор.

– Тамара Могдановна, на вашей родине, насколько мне известно, желающих делать аборты очень мало?

– Это на самом деле так. Многие этому удивляются. Правильнее было бы сказать, что в Ингушетии вообще нет абортов, они возможны только в одном случае – по медицинским показаниям. К сожалению, случаются врожденные генетические патологии у плода, из-за которых женщины все-таки соглашаются на искусственное прерывание беременности, но далеко не все. Ни по каким другим причинам аборты в нашей республике не производятся. Ни потому что муж не хочет ребенка или бросил супругу, ни из-за низкого материального достатка и отсутствия жилья, ни ипотека, или потому что мама или свекровь настаивает – нет таких причин, которые заставили бы наших женщин пойти на аборт. Но именно на эти причины часто указывают тюменские женщины. И желающих прервать жизнь своему ребенку среди них очень много.

– Вы всегда так осуждающе относились к абортам?

– Всегда. Во-первых, большую роль в этом сыграло мое воспитание. Все-таки в Ингушетии исповедуют ислам, который категорично запрещает убивать ребенка в утробе матери. Во-вторых, врачом гинекологом я хотела стать не для того, чтобы производить аборты, а для того, чтобы работать с беременными женщинами и участвовать в появлении на свет новой жизни. Эту специальность я выбрала себе еще в школе, писала статьи на медицинские темы, интересовалась гинекологией. Во время учебы в интернатуре надо было целый месяц работать в гинекологическом отделении больницы, где требовалось делать аборты. Я сказала «нет». Из-за этого меня даже ректор вызывал на беседу. Потом отрабатывала месяц в роддоме – так меня наказали, но я была этому рада. Лучше роды принимать, чем аборты делать. Есть чем гордиться. Да и стаж работы в роддоме есть.

Никогда не забуду, как на третьем курсе нас отвели в операционную, там я увидела остатки эмбриончика, который был весь в крови и искромсан. Страшная картина. Там находилась женщина, которой сделали аборт. Я спросила ее: «Вам не жалко?». Она посмотрела на меня с удивлением и ответила: «Нет, это даже не ребенок»…

– Что обычно Вы говорите своим пациенткам, когда они приходят с намерением прервать беременность?

– Я говорю прямо: «Вы хотите убить своего ребенка». Я не могу этого не сказать, потому что так будет нечестно. Беру в руки эмбрион (муляж) и рассказываю в подробностях, как происходит процедура аборта, как отрывают щипцами ручки, ножки, а в первую очередь голову, чтобы пострашнее было представить эту картину. Какую дикую боль он испытывает, ведь ребенок не получает анестезии. Предлагаю также взять эмбриончик в руки, но чаще женщины отказываются. Они содрогаются, ужасаются, но все равно идут и убивают. Хотя я говорю и о последствиях операции, что происходит с их организмом, и как тяжело будет жить с мыслью, что был когда-то аборт. А если их много было? Жизнь для такой женщины превратится в кошмар. Чем она становится старше, тем чаще будет вспоминать о том, что натворила в молодости. Порой на меня пишут жалобы, что я занимаюсь антиабортной агитацией, но я же врач, помимо того что я говорю об аборте правду, я еще несу ответственность и за здоровье женщины как гинеколог. О каком женском здоровье может идти речь после аборта?

Они приходят и говорят, что у них нет законного мужа, что он не хочет ребенка. Но при чем тут муж или сожитель? А ты кто этому ребенку? Чужая тетя? Это же твой ребенок, твоя кровинушка! Когда приходят уже с большим сроком, я говорю: одумайтесь, ведь он уже слышит вас, он же чувствует, что вы хотите с ним сделать!

3184444146-1_b.jpg

В последнее время я заметила, что женщины, желающие сделать аборт, на УЗИ приходят уже изначально с признаками выкидыша. Как после этого не подумаешь, что это их Бог наказывает, что ребенок сам уже не хочет жить и уходит от них.

Как-то была у меня девочка– никак не хотела рожать. Все были «за», и муж, и родственники. Я спрашиваю ее «почему?». Она даже не знает почему: «Я так хочу и все». Сколько мы с ней говорили! В итоге накатала на меня жалобу. Но прошло время, она пришла ко мне вся в слезах, счастливая, с малышом на руках.

– В каком возрасте чаще всего приходят с намерением сделать аборт?

– Чаще всего до 35 лет. Встречаются женщины и очень солидного возраста. Но бывает и так, что соглашаются рожать. Была не так давно такая история. Забеременела женщина, 43 года, в анамнезе 5 абортов и ни одного родов. Решила сделать очередной аборт.

– В чем причина?– спрашиваю.

Она говорит:

– Ипотека.

– Кому вы будете нужны, когда выплатите эту ипотеку? Будете сидеть одна в пустой квартире?

Тоже долго беседовали. В итоге я ей дала два направления – на аборт и на постановку на учет по беременности. Через какое-то время она пришла вся в слезах и говорит:

– Я вас ненавижу, мне уже во сне является этот ребенок.

Тем не менее она встала на учет ко мне, беременность у нее протекала идеально, родила здоровую, красивую девочку. Хотя все 9 месяцев она мучила меня своими сомнениями, очень капризно вела себя.Так вот, пришла она ко мне со своей малышкой и говорит:

– Смотрю я на свою дочку, мне за себя страшно. Как я смогла убить столько детей…

– По вашим наблюдениям, в последние годы меняется в среде врачей отношение к абортам?

– Я считаю, да. Бытовало мнение, что если женщина настроена агрессивно и решила сделать аборт, то не надо ее отговаривать, она все равно сделает, причем криминальный, да и атеистические настроения в обществе были сильны. Много врачей сегодня пересматривают свои позиции, среди них есть активисты Движения «За жизнь!».

– Тамара Могдановна, порой слышишь, что в женских консультациях есть чуть ли не планы на аборты? Это правда?

– Это неправда. Как раз наоборот. И департамент, и руководство нашей консультации требуют сокращения числа искусственного прерывания беременности. С абортами мы боремся.

– Исходя из вашей практики, Вы можете сказать, что женское здоровье в последние годы ухудшилось?

– Эта тенденция очень заметна, прежде всего, по возрастающему количеству женщин, не способных забеременеть. И у каждой второй в анамнезе аборты или как минимум один аборт. Часто слышишь от них, что в 16-17 лет прервала беременность по глупости, никто не остановил, не подсказал. На втором месте идут хронические воспалительные процессы, особенно сальпингит – воспаление маточных труб. Мы отправляем таких женщин на диагностическую операцию, основное лечение они проходят в перинатальном центре. Случается так, что эти женщины после терапии беременеют, но если заболевание в запущенной форме, в последующем им удаляют трубы. Насколько мне известно, число абсолютно здоровых женщин в России не превышает 6 %. И это связано с ростом гинекологических заболеваний, включая инфекции, передающиеся половым путем.

– Среди моих знакомых есть женщины, которые предпочитают получать консультацию врача через интернет. Как Вы к этому относитесь?

– Крайне отрицательно. Иногда ко мне приходят с такими страшными жалобами, с такими запущенными болезнями, и это благодаря тому, что женщины пытаются изначально лечить себя через интернет. Они заходят на какие-то медицинские сайты, задают вопросы врачам, которые консультируют он-лайн и назначают лечение. А в результате все равно идут к нам, в женскую консультацию, потому что поправить свое здоровье они так и не смогли. Иногда приходят с такими просьбами:

– Я пью вот такие таблетки, а теперь мне нужно сдать анализы на гормоны.

Говорю:

– А зачем вам их сдавать? Давайте сначала обследуемся, и, если потребуется, я вам назначу.

И что я слышу в ответ:

– Не надо мне ничего назначать, я уже все пью.

Я просто поражаюсь такой доверчивости и наивности наших женщин, они даже не понимают, что с подобным лечением, которое назначает неизвестный врач, можно еще более покалечить свое здоровье. Таких женщин, к сожалению, тоже очень много.

Бывает и по-другому. Женщины приходят к нам, мы даем им рекомендации в плане дальнейшего лечения, направляем на обследование. А они залезают в интернет, советуются там с незнакомыми медиками и пропадают. А потом приходят через полгода или год со слезами, истериками, запущенными заболеваниями, с плохим самочувствием. И только тогда они наконец понимают, что нельзя верить всему, что там написано или тому, что они посмотрели в Ютубе. У меня есть девушка 1988 года рождения, я ее потеряла с мая. Недавно звоню ей:«Почему вы не приходите?». Она мне отвечает, что переписывается с врачом по интернету. Ладно, что хоть дошла до меня. Сейчас готовим ее на операцию.

– За последние годы что-нибудь изменилось в тактике ведения беременных?

– Теперь в условиях нашей консультации можно дообследовать беременную женщину. Недавно мы стали применять методику глюкозотолерантного теста. Раньше мы отправляли беременных по месту жительства, но на это уходило много времени и не всегда можно было попасть к эндокринологу, поэтому был риск пропустить женщину с сахарным диабетом. А сейчас мы можем сами обследовать беременную в нашей лаборатории, это очень удобно. Мы очень рады таким переменам.

Появились также обследования на генетические патологии, которые мы проводим в первом триместре. К сожалению, бывает, что приходят женщины к нам очень поздно, допустим, в 15 недель беременности, то есть они пропустили уже один скрининг. Но мы все равно их отправляем в перинатальный центр, чтобы исключить хромосомные аномалии. Это тоже удобно. Вообще в последнее время стало намного проще вести беременность, и предотвратить пороки развития у ребеночка. В перинатальном центре нас в этом плане хорошо выручают. Если мы выявляем дефекты в процессе узи-скринингов, то мы уже можем отправить женщину на дообследование в перинатальный центр, чтобы там внутриутробно провести нужную операцию. Таким образом можно не прерывать беременность и сохранить жизнь ребеночка.

– Назовите, пожалуйста, наиболее важный фактор сохранения женского здоровья.

– Для того чтобы быть гинекологически здоровой, надо обязательно проходить обследование один или два раза в год. Такой периодичности достаточно для контроля состояния здоровья. Женское здоровье требует большого внимания к себе и ответственности. У нас немало женщин, которые интересуются своими анализами, они чутки к тому, что происходит в их организме, они не боятся посещать гинеколога. А бывают женщины, которые годами не посещают гинекологический кабинет, приходят к нам на обследование просто потому что их направил какой-то узкий специалист или им нужно оформить путевку в санаторий, или уже появились какие-то признаки болезни. Собираешь весь ее анамнез и видишь, что женщина не была у гинеколога 10 лет. После обследования выясняется, что у нее предраковое состояние шейки матки. Кто же в этом виноват? Прежде всего – она сама, потому что пренебрегает рекомендациями врача. Забота о своём здоровье невозможна без посещения гинеколога. Но большинство женщин приходят, когда появляются какие-то проблемы со здоровьем. Мы сами чуть ли не каждый день берем диспансерные карты наших пациенток, которые годами к нам не приходят, и напоминаем им, что нужно посетить гинеколога, буквально просим: придите, пожалуйста, обследуйтесь. Причем звоним не только тем, которые были здоровы, но тем в первую очередь, кто проходил у нас лечение, порой с тяжелыми диагнозами. Иногда слышишь недовольство с их стороны:«зачем вы мне названиваете», «жаловаться буду, вы не имеете право меня беспокоить». Причем на прием к гинекологу надо приходить независимо от того, в каком возрасте находится женщина, даже если ей далеко за 70 лет. Несколько дней назад у меня была бабушка 83 лет. Спрашиваю: «Кто вас привел?». Она говорит, что сама, что каждый год посещает гинеколога. Приятно видеть такое благоразумие.

Одним словом, женское здоровье зависит прежде всего от самой женщины, от ее грамотности в этом вопросе и ответственности, от того, как она сама следит за своим здоровьем.

– Как вы относитесь к доабортному консультированию?

– Очень хорошо. У психолога есть свой арсенал аргументов в защиту жизни ребенка. У меня были случаи, когда женщины после доабортного консультирования приходили со всеми уже сданными анализами, чтобы встать на учет по беременности. Когда я отправляю к психологу женщин, желающих прервать беременность, то обязательно предлагаю взять с собой отца ребенка. Потому что иногда до мужчин гораздо легче донести, что аборт делать нельзя. Они ведут себя более адекватно в такие моменты. У них более трезвая голова,они умеют рационально думать. При этом я всегда отдаю им результаты УЗИ с картинкой и говорю: «От этого маленького живого комочка вы хотите избавиться, а он ваш ребенок». Кто-то жалобы на меня пишет, а кто-то жизнь сохраняет своему малышу….

Татьяна Николаева

Cправка

По оценке Росстата, в России более 50 % всех беременностей заканчиваются абортом. Каждый пятый аборт выполняется у подростков до 18 лет, при этом в возрасте до 15 лет 98 % беременностей заканчиваются абортом, а в возрасте 15–17 лет — 70 %. Серьезной проблемой является достаточно высокий уровень абортов у первобеременных, что составляет 11,5 % от общего числа. Причем до 16,8 % абортов дают различные осложнения, а 7–8 % женщин после них становятся бесплодными. Следует отметить, что количество абортов в России в 2016 году снизилось на 96,3 тысячи, то есть на 13 %, а за четыре года — вдвое. Однако вследствие недостаточной эффективности профилактической работы среди женщин частота абортов в России еще высока, что указывает на необходимость государственного подхода к решению этой проблемы.

По данным ряда исследований в России, частота бесплодия в браке достигает 16 % и не отмечается тенденции к его снижению. При этом Всемирная организация здравоохранения утверждает, что, если в стране частота бесплодия превышает 15 %, это становится не только медицинской, но и социально-демографической проблемой. По данным Научного центра акушерства и гинекологии Минздрава РФ, в России на сегодняшний день бесплодны 7–8 млн. российских женщин и 3–4 млн. мужчин. В структуре бесплодия до 45 % приходится на долю женщин и 40 % на долю мужчин. Причем, исходя из медицинских наблюдений, многие формы заболеваний репродуктивной системы взрослого человека обусловлены врожденными пороками развития органов мочеполовой системы. Причинами высокой распространенности бесплодия в России также являются стрессовые и психологические факторы, раннее вступление в половую жизнь и высокая распространенность поведенческих факторов риска, особенно среди молодежи. До 42 % женщин вступают в половую жизнь до наступления совершеннолетия. Частота женщин, куривших и употреблявших алкоголь во время беременности, составляет 12 % и 11 %, соответственно. Следствием безответственного сексуального поведения является высокая заболеваемость инфекциями, которые приводят к осложнениям беременности и родов.

Джамалудинова А. Ф., Гонян М. М. Репродуктивное здоровье населения России // Молодой ученый. — 2017. — №14.2. — С. 10-13. — URL https://moluch.ru/archive/148/41893/.