8-800-100-44-55

Заборов нет, но открыты ворота – в будущее

30.10.2019

Тема сегодняшнего материала несколько необычна для нашего сайта. Мы расскажем о реабилитационном центре «Тюменский», где восстанавливают физическое здоровье, социализируются зависимые от алкоголизма и наркомании люди. Однако больше всего Центр заинтересовал нас тем, что в нем живут мамы с детьми. И мамы, и дети вполне здоровы, но у них нет жилья, не на что содержать ребенка, и Центр оказывает им всестороннюю помощь.

Об этом и на другие темы мы говорим с руководителем реабилитационных программ АНО «Центр социальной реабилитации «Тюменский» Юлией Юрьевной Кумышевой.

Одни из первых

– Свою реабилитационную деятельность наш центр начинал в 1998 году,– рассказывает Юлия Юрьевна. – Тогда был жуткий разгул наркомании. Организовала его одна из христианских протестантских общин, и назывался он «Добрый самарянин». В конце 20-го, начале 21-го века государство, осознав серьёзность пришедшей беды, начало бороться с этим явлением. У нас было мало специалистов, и никто не знал, как работать, поэтому работали, как могли. В то время только начали разрабатывать антинаркотические программы. Мы были одними из первых. Иногда наступали на одни и те же грабли, учились на своих ошибках. Подходы были самые разные, в том числе и религиозная реабилитация. Но со временем сотрудники центра поняли, что это не совсем правильно, ведь к нам приходят чаще всего убеждённые атеисты. Когда пришло осознание этого, руководство центра «Тюменский» обратилось к нам с просьбой написать светскую программу реабилитации, в которой были бы задействованы психологи и другие узкие специалисты. Сейчас наш реабилитационный центр сугубо светский, без каких-либо религиозных уклонов. Основной упор делается на трудовую адаптацию и психологическую коррекцию. Если работа ведётся в рамках областных проектов, то привлекаются ещё и врачи – психиатры и наркологи, которые тоже работают с участниками программы. У нас много выпускников и довольно хорошие результаты.

Впрочем, мы бы не возражали, если бы с нашими подопечными чаще беседовали представители признанных государством религий, ведь, несмотря на различие доктрин, все истинно верующие люди говорят о моральных ценностях – о добре, любви, честности, чистоте взаимоотношений. Они утверждают правильные вещи, знание которых не помешало бы реабилитируемым.

Замотивированные

– В настоящее время довольно много как государственных, так и частных реабилитационных центров. Судя по добытой из интернета информации, не во всех подобных организациях нормальная обстановка. Люди жалуются, что в центры их доставляют обманным путём, насильно увозят по просьбе родственников. В иных заведениях больных (алкоголиков и наркоманов) привязывают к батареям, обливают холодной водой, бьют. Так что в некоторых «заведениях» в настоящее время проводятся прокурорские проверки, грозящие уголовной ответственностью. В чём, особенность вашего центра?

IMG_0011.jpg

– Хочу отметить, что в 2018 году мы прошли квалификационный отбор некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность в сфере социальной реабилитации лиц, допускающих незаконное потребление наркотиков, а также психотропных веществ и новых, потенциально опасных психоактивных веществ. В марте прошлого года наш центр включён в региональный реестр национальной системы комплексной реабилитации наркозависимых. С комплексной проверкой в центр ежегодно приезжают представители сразу десяти или двенадцати ведомств. Это служащие из департаментов социального развития, здравоохранения, работники наркодиспансера, управления юстиции, Министерства внутренних дел, паспортно-визовых служб, управления по экстремизму и так далее. Проверяют всё – условия проживания, санитарное и пожарное состояние, организацию труда, какую литературу читают наши подопечные, какие смотрят фильмы. Этому стрессу мы подвергаемся каждый год, понимая, что по-другому сотрудничать с нами государство не станет.

В центре «Тюменский» есть ворота, но нет сторожевых собак и высоких заборов по периметру. Мы никого не удерживаем силой и не забираем насильно из дома. Такой подход, во-первых, не даёт результатов, во-вторых, это незаконно. По нашей программе восстанавливаются исключительно замотивированные люди, которые понимают, что они нуждаются в помощи и самостоятельно за ней обращаются.

IMG_0102.jpg

Одновременно у нас может находиться 70 человек. Хозяйство огромное – 10 гектаров земли, два реабилитационных общежития (мужское и женское). Кроме того, банно-прачечный комбинат, столовая, буфет, собственная теплица, поросятки, гусятки... То есть хозяйство с сельским уклоном. Направления деятельности выбирала команда психологов, ориентируясь на труд, который бы не только объединял, но и позволял людям видеть результаты совместной работы. Нынешним летом, к примеру, наши подопечные вырастили огурцы, помидоры, кабачки. Закатали овощи в баночки: запас карман не тянет. В зиму выращиваем зелёный лук, сами едим и что-то отдаём на реализацию. К слову сказать, мы и налоги платим, почти 300 тысяч рублей в год, и это несмотря на то, что центр – некоммерческая организация. Плату за газ и электричество тоже насчитывают как серьёзному предприятию.

Нынешнее общество, к сожалению, общество потребителей, никто не желает что-то производить, все хотят быть айтишниками, парикмахерами, мастерами маникюра или блогерами. Но когда человек делает что-то своими руками, его наполняет чувство гордости. Он начинает уважать себя, становится увереннее, так как видит, что способен что-то созидать.

IMG_0041.jpg

Есть у нас, к примеру, реабилитационный центр в Омутинке. Там мама, приезжающая на курс с детьми, даже своё бельё не стирает: всё сдаёт в прачечную. Не гладит, обеды не готовит. Её дети живут в отдельной группе, где их досуг занимает воспитатель. Женщина и так деградировала социально, а её деградацию усугубляют, не позволяя ей делать что-то полезное, «берут на ручки» и тихо поглаживают. Чему учит такая реабилитация?

– Поощрение за плохое поведение...

– С другой стороны, директор Омутинского центра рассказывала, что было время, когда такие мамочки самостоятельно стирали белье и сушили его на батареях. Как-то приехала с контролем санэпидемстанция, сделала смыв, а там... бактерии. Руководителя оштрафовали. А где была санэпидемстанция, когда женщины с детьми жили почти что в хлеву? Почему тогда не брали смывы со стен?

IMG_0060.jpg

Отпуская хлеб твой по водам

Особенность Центра «Тюменский» в том, что услуги у нас оказывают бесплатно, мы существуем за счёт благотворителей, в том числе коммерческих предприятий, организованных руководителем Центра. Часть заработанных денег эти предприятия отдают на содержание наших подопечных.

Генеральный спонсор Центра – группа компаний «Вторсервис». Эти организации занимаются сбором и переработкой вторсырья, в том числе макулатуры и пластика. Благодаря «Вторсервису» мы закрываем долги не только по «коммуналке», но и по зарплате. Во многом мы обязаны ресурсному центру автономной некоммерческой организации «Объединённый реабилитационный центр», руководит которым Андрей Анатольевич Барашков. Они владеют землёй, на которой мы работаем, и зданиями, которые эксплуатируем. Организация помогает нам выплачивать налоги, приобретает строительные материалы и тоже закрывает долги по зарплате. Наш большой друг – вице-спикер Тюменской областной Думы Виктор Александрович Рейн. Побывав у нас в гостях, он отметил, что обычно такие учреждения наводят тоску, оставляют удручающее впечатление. «А у вас позитивно, радостно. Спортивные площадки, цветы. Люди улыбаются, глаза чистые, светлые», – сказал Виктор Александрович.

IMG_0078.jpg

Некоторые торговые предприятия делают нам большие скидки на продукты питания, моющие средства и бытовую химию. Есть люди, которые просто приезжают и везут детям коробки с печеньем и конфетами. Тюменский цирк даёт иногда бесплатные билеты на представления, центр «Семья» – в городской парк развлечений, где ребятня может бесплатно покататься на каруселях. Благотворителей на самом деле достаточно. Работая в центре, я лишний раз убедилась, как много у нас понимающих, отзывчивых людей. Мы же христиане! В церкви, куда я хожу, батюшка говорит: «Ты не человеку милостыню даешь, ты отдаёшь её для себя. «Отпускай хлеб твой по водам, – говорит Священное Писание, – потому что по прошествии многих дней опять найдёшь его». Это символическое выражение объясняется просто. Как воды рек текут в океан, затем испаряются, идут в облака и снова стекают в реки, когда идёт дождь, так и добрые дела, совершённые нами, со временем возвращаются к нам».

С прошлого года мы участвуем в конкурсах на получение субсидий из бюджета Тюменской области на реабилитацию определённого количества наркозависимых граждан. В этом случае мы сотрудничаем с наркодиспансером, который подбирает граждан, нуждающихся в нашем участии. За счёт государственных средств можно привлечь к работе, например, врача, психиатра-нарколога, опытного кризисного психолога. Работая с теми, кто в проекте, специалисты, приезжая в центр, наблюдают также и остальных.

Мамочка рядом

– У вас разработана и в настоящее время обкатывается новая реабилитационная программа «Мамочка рядом». В чём её суть?

– Работать в Центр «Тюменский» я пришла из учреждения социальной защиты населения, поэтому знаю не понаслышке, как много у нас неблагополучных семей. Среди них немало одиноких женщин с детьми, которые погрязли в трудных жизненных ситуациях, в сложных семейных отношениях. Их некому поддержать, некому помочь, а у самих не хватает сил и ума, чтобы решить проблемы самостоятельно. Ощущая полную несостоятельность, эти женщины начинают пить, всё ниже и ниже опускаясь по социальной лестнице. Ничего хорошего не видят в такой семье и дети. Голодные, грязные, плохо одетые, они – часто предмет насмешек у сверстников и не по-детски страдают. Меры воздействия на таких женщин – привлечение к административной ответственности и небольшой штраф. При этом никто не предлагает помощи, например, в устройстве на работу. Это лишний раз озлобляет и настраивает несчастных матерей против общества. Поэтому мы пришли к выводу, что нужно дать возможность женщине пройти реабилитацию вместе со своим ребёнком.IMG_0116.jpg

На территории Центра в отдельном здании расположен Дом матери и ребенка, где дети живут вместе с мамами. На мой взгляд, это хорошая альтернатива приютам и патронажным семьям. Территориально центр «Тюменский» относится в Нижнетавдинскому району, поэтому с нами в рамках социального партнёрства сотрудничает Тюнёвская школа. Утром за детьми приезжает школьный автобус, после занятий привозит их обратно. У мамы, пока дети учатся, есть возможность посетить психолога, привести в порядок вещи, заняться какими-то своими делами. За детьми женщины следят сами. Во-первых, мы не хотим перекладывать их ответственность на свои плечи, во-вторых, учим маму смотреть на ребёнка трезвыми глазами и понимать, что это её ребёнок и именно она, а не кто-то другой несёт за него ответственность. Практикуем наставничество, когда более опытные матери, срок реабилитации которых уже подходит к концу, направляют новеньких. Говорят: «Вымой ребёнка, постриги ему ногти, смени трусики.» Когда женщина социально деградирует, эти, казалось бы, элементарные правила проходят мимо ее сознания. Наши подопечные находятся в Центре больше трёх месяцев, поэтому мы, как требует того закон, оформляем им временную регистрацию, и это даёт им право заявить о своих нуждах. Взаимодействуя с органами защиты детства и материнства Нижнетавдинского района, мы помогаем восстанавливать документы, а это – пособия, льготы на детское питание и так далее. Если дети уже находятся в приютах, стараемся вернуть их маме, договариваемся, берём женщин на поруки.

– Много женщин участвует сегодня в программе «Мамочка рядом»?

– Две мамы, у каждой пятеро детей. Но бывает, что на реабилитацию приезжают мамы с одним ребёнком.

– Срок реабилитации год. В принципе – это не мало, но что дальше?

– Длительная реабилитация просто необходима, ведь чтобы вывести из организма все токсины, нужно, как минимум, полгода. Только после этого можно что-то делать с головой, нацеливать людей на полный отказ от приёма наркотиков или спиртного. Во время прохождения реабилитации нельзя выпивать, курить, сквернословить, заводить «романтические» отношения. В этот период люди должны оставаться в абсолютной чистоте. Когда организм очищается от ядов, очищается и сознание, возникает понимание того, что радоваться жизни можно без горячительных напитков и наркотических веществ, что получать удовольствие можно и без деструктивных отношений. Практика показывает, что за год у женщин кардинально меняется сознание. Они начинают понимать, что в силах изменить себя и ту ситуацию, из которой, казалось, нет выхода. Что они в первую очередь матери и должны, и могут воспитывать своих детей. А потом... Мы же никого не выгоняем через год. Реабилитационная программа длится двенадцать месяцев, после чего человеку предоставляется право обучиться какой-то профессии и остаться у нас работать. На определённых условиях естественно. Мы хотим, чтобы люди, прошедшие реабилитацию, как можно дольше оставались рядом, и мы могли бы поддерживать их на пути выхода из тепличных условий Центра в агрессивный социум.

Вы сказали, что обучаете профессиям. Каким?

– В основном связанным с сельским хозяйством. Овощевод, животновод, птичница. Полученные навыки особенно полезны тем, кто приезжает к нам из сельской местности. Им наши простые науки очень помогают в жизни.

– А швейная мастерская, столярное производство, бытовые услуги? Не практикуете?

– Я лично общалась с парикмахерским центром, где обучают профессии парикмахера. Руководство организации согласилось отправить к нам обучающего мастера, обещали по завершении обучения выдать соответствующие документы. Казалось бы, всё складывается благополучно, и мы тихо радовались, что наши девочки выйдут от нас специалистами – парикмахерами. Эта услуга востребована, как в городе, так и на селе. Зайдёт, к нашей выпускнице, к примеру, сосед. Она его подстрижёт, получит за работу, допустим 100 рублей. Вот и есть деньги на хлеб и молоко. Программа обучения стоила не так уж и много, 280 тысяч рублей. Но государство нам отказало по той причине, что обучение касается нарко- и алкогольно зависимых, а им по закону нельзя, оказывается, доверять ножницы.

– Теперь понятно, почему не котируется столярная мастерская, где молотки, пилы, топоры и гвозди.

– У нас матери учатся тому, как организовать свой быт. Любая, скажем, благополучная женщина, у которой есть муж, семья, жильё, уже в первые годы замужества обрастает хозяйством. Чашки, ложки, кастрюльки, сковородки... Надо, к примеру, блины испечь. Мука и масло – в шкафчике, молоко и яйца – в холодильнике, сито и сковородка – в ящике для посуды. Всё под рукой. Пятнадцать минут, и блины готовы. У наших подопечных ничего этого нет, и, пожалуй, не было, поэтому наша задача показать им, как должно быть на самом деле.

IMG_0052.jpg

На территории Центра есть баня и большой бассейн. Воскресенье – женский день. Они моются в баньке, отдыхают у камина, общаются. Ребятишки плещутся в бассейне... Уютная, тёплая обстановка, и они радуются теплу, согревают сердца, учатся жить заново.

Психологи Центра продумали также специальные темы групповых занятий, на которых женщины проговаривают свои внутренние проблемы, анализируют жизнь, и сами приходят к выводу: во всём виновато пьянство. Психолог целенаправленно с ними занимается, проводит специальные тренинги, предлагает разные пути выхода из кризиса. При этом специалисты не только реабилитируют их от алкогольной зависимости, но и работают на их родительские компетенции, то есть учат, как общаться с детьми.

Всё включено

– Сейчас у одной из проживающих в Центре женщин ни прописки, ни жилья. Младшему из пятерых детей нет и года. Гражданский муж, от которого она рожала детей, – иностранный гражданин. Пока жили вместе, он её поддерживал, снимал комнатушку, но допустил какие-то нарушения. Его депортировали, и у неё опустились руки, она поняла, что одна не то, что воспитать, прокормить детей не сможет. Въезд в Россию гражданскому мужу запрещен на пять лет. Она надеется, что он вернётся. Но вернётся ли? Большой вопрос. Волей судьбы она оказалась у нас, и пока ей трудно, мы будем её поддерживать. Проживая у нас, можно сказать по системе «всё включено», она сможет скопить какие-то деньги, поскольку ей на карточку перечисляют социальные пособия. Квартиру после реабилитации, она, конечно, не купит, зато сможет отдать ребятишек в детский сад, устроиться на работу и снять какое-то жильё.

–- Жаль, что для таких семей у нас не строят социальное жильё. Для них это был бы конкретный выход, а при особых требованиях со стороны государства (запил – потерял жильё и детей), и стимул не оступиться вновь. Вы говорите, что Центр работает с хорошими результатами, и многие люди возвращаются к жизни. Можно, хотя бы один конкретный пример, естественно, без имён и фамилий?

И здесь на этом перекрёстке с любовью встретился своей

– Один молодой человек, вняв нашему совету, остался после реабилитации работать в Центре. Гиперактивный, с яркой внешностью, он быстро влился в коллектив, начал взаимодействовать с учреждениями образования, участвовать в городских мероприятиях и полностью посвятил себя тому, чтобы донести информацию о нашем Центре другим людям. Он разработал несколько реабилитационных программ, устраивал различные досуговые мероприятия, при этом не стеснялся рассказывать о собственном пережитом опыте. Работая, парень познакомился с девушкой, которая тоже проходила реабилитацию. Наши правила не позволяли ему с ней сблизиться, поэтому он долго за ней ухаживал, ждал. После реабилитации девушка некоторое время была у нас консультантом на телефоне доверия. Жених за это время доучился, получил высшее образование. Теперь это крепкая дружная семья. Муж работает, жена в декретном отпуске по уходу за ребёнком. Они давно живут самостоятельно, но наше общение продолжается, и если у них возникнут проблемы, мы обязательно придём на помощь.

IMG_0036.jpg

Красотка

– Ещё история... В нашем Центре проходила реабилитацию мать восьмерых детей. Старших ребятишек на это время забрал к себе муж, а маленького, он был совсем крошка, по настоянию органов опеки поместили в дом малютки. Когда курс реабилитации подходил к концу, она всерьёз озаботилась судьбой малыша и просила, чтоб мы помогли ей его вернуть. На тот момент она заслуживала хорошей характеристики, и мы пошли навстречу: связались с органами опеки, привезли оттуда специалиста, чтоб он увидел, где она собирается жить с маленьким ребёнком. Малыша ей вернули, правда, с большим списком медикаментов, которые он должен принимать. К большому сожалению, пьяная мать – не только горе для семьи, но и угроза для здоровья ребенка. После реабилитации прошёл год. Сейчас женщина восстанавливает свой дом в деревне, где жила раньше. Выкопала септик, провела воду, подключила централизованное отопление. Деловая и теперь подкованная юридически, она «выбила» все положенные ей пособия и льготы. Кроме того, разработала огород, насобирала ягод, наварила варенья. Все восемь детей живут с ней, и во всём ей помогают. Старшие учатся, младшие устроены в садик. Понимаете, всего лишь год трезвой жизни, и женщина, бывшая в крайней степени социальной деградации, воспряла духом, взялась за свою судьбу. Ей уже не страшно воспитывать восьмерых детей. Она и внешне изменилась, вся ровненькая, румяненькая. Красотка!

Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил

– Бывают случаи, когда люди, добровольно пришедшие на реабилитацию, столь же добровольно покидают Центр?

– К сожалению, да. Правда, такие случаи единичны. Наши специалисты стараются предотвратить необдуманные уходы, но вы же, понимаете: контингент у нас нестабильный... В договоре на добровольную реабилитацию предусмотрен пункт, в котором оговорено, что человек, который собирается уйти из Центра, должен предупредить об этом за две недели. Для специалистов Центра, в том числе для психолога, это время, в течение которого они могут убедить человека, пройти реабилитацию до конца. Но бывает и так: недавно одна девушка проснулась утром, встала и ушла, никому ничего не сказала, даже вещи не взяла.

– А возвращаются?

–Конечно, при этом мы никому не указываем на дверь.

– Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил, – сказал Экзюпери.

– В нашем мире очень сложно не сорваться, ведь соблазны – со всех сторон. Я живу в «Малахово». Это относительно новый, отдельно стоящий микрорайончик . Несколько высотных домов, заезд – через мостик. Так вот у нас ещё не было аптеки, а уже открылся магазин «Красное и белое». Напротив алкомаркет «Клюква». Мало того, в четырёх из семи наших домов работают магазины, где продаётся пиво, в том числе на разлив. Всё в шаговой доступности. Смотришь, тянутся и тянутся в эти магазины люди, тащат оттуда банки пива. Садятся дома и пьют, потому что других «досуговых» центров в микрорайоне нет. Страшно, что происходит это на глазах у детей. А потом мы посыпаем голову пеплом и причитаем: какой парнишка был, а вот, поди, ж ты, спился!

Одной из причин сложившейся ситуации является, на мой взгляд, ведомственная разобщённость. Каждое ведомство преследует свои узкие интересы. Организаций, которые занимаются (или должны заниматься) профилактикой наркомании и пьянства, защитой детства и материнства, вроде бы, много, но каждый работает на свою «галочку», и получается, что общей заинтересованности в конкретном положительном результате как бы и нет. Взять, к примеру, органы полиции. У них на учёте десятки неблагополучные семей. Мы бы очень хотели, чтобы, так называемая «профилактическая работа», этих органов не сводилась только к составлению протоколов и штрафов. Наша мечта, чтобы они направляли людей к нам, рассказывали им, что есть реабилитационный Центр, где помощь оказывают бесплатно, езжайте, получайте, вы вернётесь другими людьми.

– Юлия Юрьевна, какой мечтой вы живёте сегодня?

– Мне бы очень хотелось, чтобы проект «Мамочка рядом» получил государственную поддержку. Однако нет сегодня в нашей области таких конкурсов, под которые бы мы попадали. Ещё бы очень хотелось купить под этот проект маленький микроавтобус. Ведь мы ребятишек с мамами даже на бесплатное для нас представление отправить не можем. До нашего центра ходит только дачный автобус, проезд в котором стоит 72 рубля на одного человека. На двух мамочек и десятерых детей только в одну сторону надо почти 900 рублей. Был бы у нас собственный автобус, мы могли бы возить детей в театр, на городские культурные мероприятия, в музей имени Словцова, организовать для них экскурсию по городу, сводить на набережную. Мы бы сами рассказали им об истории нашего города, у нас достаточно образования и знаний.

Ещё хочу лишний раз обратиться к людям, которые попали в сложную жизненную ситуацию, к их родственникам, которые тоже страдают, но не могут помочь своим близким. Обращайтесь в АНО Центр социальной реабилитации «Тюменский». Приходите к нам. Уйти никогда не поздно. Мы не станем вас удерживать, потому что мы на вас не зарабатываем, для нас вы не являетесь куском хлеба. Мы искренне заинтересованы в вашем здоровье, развитии и чистоте.

Екатерина Плетнёва