8-800-100-44-55

Когда мы читаем детям

07.07.2014
Мы защищаем наших детей от болезней, от агрессии внешнего мира, от насилия, несправедливости. А как мы защитим их душу от инфекции зла и порока?

Задам неожиданный вопрос: читаете ли вы своим дорогим малышам перед сном? Стремитесь ли привить любовь к чтению, чтобы хоть иногда у них появлялось желание взять в руки книгу? Хочется ли вам отвлечь их от экранов компьютеров, телевизоров, мобильников и прочего электронного оборудования? Или вы скажете, что в век высоких технологий это не актуально и что слишком скоро книга станет музейным экспонатом? 

Да, многие уже не видят разницы в том, чтобы посмотреть видео, созданное по мотивам литературного произведения, или прочесть его. Точнее, предпочитают первое… А разница есть! Причем весьма и весьма значимая для наших детей!

Писатель Борис Ганаго хорошо помнит свое детство, когда в домах еще не было телевизоров. Вечером отец собирал всех своих сыновей и читал им «Тараса Бульбу» Шевченко. Детское воображение рисовало яркие образы услышанного: «Это был удивительный момент моей жизни, он запечатлелся на все дальнейшие годы. Вопрос не просто в популярности чтения. Проблема еще глубже. Мне представляется, что вопрос в природе человека. Она меняется. Вся предшествующая цивилизация была основана на слове. Ведь процесс чтения — это удивительный момент творчества. Мы видим какие-то значки и вдруг превращаем их в слово, в смысл, в образ. Мы творим совместно с авторами — с Пушкиным, Чеховым, Лермонтовым. И в это время вспыхивает внутренний экран: человек видит картины — он творец. Образы, попав в наше сознание, в нашу душу, живут в нас. Они моделируют наши вкусы, наше поведение, наши поступки, наши мысли. Задача в том, чтобы с детства заселить воображение, внимание, сознание наших чад добрыми образами, тогда никакие ужастики не привьются! Процесс чтения — не только процесс сотворчества, но и процесс сопереживания. Александр Сергеевич Пушкин говорил: «Над вымыслом слезами обольюсь». Видя вот этот внутренний фильм, полюбив его героев, читатель, слушатель сопереживает им. Хорошо, если с детства сеется семя доброе. Там, где оно не сеется, — растут сорняки. А детская душа — это поле. И каждый родитель ответит за плевелы, которым он позволил произрасти в душе своих детей. Нужно восстанавливать, возрождать домашнее чтение — без него гибель». 

Для детей матушки Анны Храпицкой (а их у нее девять!) книга стала неотъемлемой частью их жизни. И все это несмотря на то, что семья протоиерея Сергия Храпицкого 10 лет жила в небольшом белорусском городке Турове, где был всего один книжный магазин с очень скромным ассортиментом книг. По словам матушки, пригодились книги ее детства, изданные еще в советское время: Андерсен, Чехов, Толстой. В семье Храпицких строго дозируют время развлечений на компьютере, тем более что мама всегда дома и следит за этим. Дети читают сочинения и современных авторов, но, как кажется матушке Анне, сейчас не хватает книг с белорусскими народными сказками. Она уверена, что дети должны знать свои корни. Особо любимыми в семье стали книги с хорошими иллюстрациями. «Что такое, вообще, детская литература? Это книги, которые должны сами рассказывать сказки, стихи, рассказы, рассказывать посредством иллюстраций, которые дети рассматривают. Особенно это касается литературы для детей до 10 лет», — считает матушка Анна. 

Педагог, член Союза писателей Беларуси Елена Михаленко, главный редактор газеты «Воскресение»: «Читают ли сейчас дети в школе? Очень мало — это общеизвестный факт. Я думаю, что это определяет тот мир, в котором мы сейчас живем. Когда мы с вами росли, родители были не менее заняты, чем сейчас, но у нас было три скучных канала по телевизору и, кроме общения с друзьями и чтения, никакой альтернативы не было. Читали все — иначе ребенок просто ничем не мог себя занять. Сегодня, когда есть множество разных компьютерных игр, интернет, когда дома большие коллекции фильмов на DVD, читают очень мало. Гораздо легче нажать кнопку телевизора, включить мультик и пойти заниматься своими делами, чем почитать ребенку и обсуждать с ним сказки. Дети не приучены читать, у них нет потребности в чтении. Как учитель я могу сказать, что дети в большинстве своем не могут связно выразить свою мысль, у них не развита речь, не развито воображение. Для них написать обычное школьное сочинение — катастрофа. Действительно, надо объединять усилия для того, чтобы что-то делать. В первую очередь, в семье. Конечно, книга должна быть игровой, занимательной. Это так. Но еще есть вопрос культуры, воспитания нашего читателя. Мне очень дорога работа художника в моей книге «Ласточка» — это книга, которая своими иллюстрациями может развивать хороший вкус. Но с точки зрения издателя она была невыигрышной, нам сразу сказали, что это — непокупаемый вариант. А вот другая моя книга, где мультяшные, курносые, румяные личики, все слишком яркое, кричащее, переиздается четвертый раз, и ее раскупают. Издатель сегодня во многом зависит от читательского спроса. В основном мы идем на поводу у сегодняшнего читателя. И я не знаю, как его воспитывать!» 

Как редактор православной газеты, адресованной педагогам, Елена Иосифовна видит и другую проблему: верующие порой загоняют самих себя в некую резервацию. Ведь нередки случаи, когда дети, которым давали читать только православную литературу и запрещали смотреть телевизор, повзрослев, отказывались от веры, уходили из Церкви. «Надо не перекормить, не переусердствовать, дать вовремя, потому что многие книги хороши в свое время. Для маленькой христианки хороши книги Лидии Чарской. Но эта девочка подрастает и говорит: не давай мне это слащавое чтиво! И в чем-то она права… А среди православных книг для подростков практически нет хороших… Давайте создавать хорошую православную литературу. Но и давайте читать то, что есть в мире. Это наша русская классика, которая частично была запрещена. Это и огромный пласт западной христианской литературы. Наверное, те книги, которые я читала уже вместе с моим ребенком, которые были скрыты от меня в моем детстве, оставили самый большой след в сердце. Это «Поллианна» Элеонор Портер, «Маленькая принцесса» Фрэнсис Бернетт, «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса, книги Крапивина. Многие великолепные книги в библиотеках не пользуются спросом просто потому, что дети о них ничего не знают. Давайте им о них рассказывать».

В наше время, благодаря развитию технической базы кинематографа, можно экранизировать любые литературные произведения. Что и делается. Иногда при этом кардинально меняется смысл того, что хотел сказать писатель. Но как ни странно, это тоже можно использовать в пользу чтения. Например, когда моя дочь (она была тогда ученицей средних классов) увидела рекламу первой серии фильма «Властелин колец», я предложила ей до визита в кино прочесть книгу Толкиена. И пояснила, что если она сделает это после просмотра, то образы, созданные режиссером и актерами на экране, не позволят ей увидеть мир эльфов и хоббитов по-своему, так, как может его увидеть только она и больше никто. И это сработало. Именно тогда мой ребенок, впечатленный волшебным миром, талантливо созданным английским писателем, почувствовал вкус к чтению и начал читать не только то, что предлагала школьная программа.

Еще один аспект. Как часто мы, родители, сами берем в руки книгу, чтобы, перелистывая страницу за страницей, постепенно разворачивать перед собой полотно картины, созданной кропотливым трудом писателя? Мы сами должны читать и любить чтение, иначе подружить наших детей с книгой будет проблематично. Когда наш ребенок еще мал, и ради него мы достаем свои детские книжки или покупаем новые, а после, снова и снова, убаюкиваем сонного малыша полюбившимися строчками Пушкина, Чуковского или Маршака, в конце концов, выучивая их наизусть, — это одно. 

Но если, повзрослев, дочь или сын не будет видеть, что мы читаем, причем, уже не для них, а для самих себя, вряд ли мы сможем убедить их, что книга — бесценное и необходимое для души человека сокровище.
Однако нынче много ли таких родителей, кто читает детям книги? Мы большей частью думаем о том, чтобы заработать побольше денег для семьи. И много ли минут (не говоря уже о часах) в течение суток целиком отдаемся общению с ребенком, хотя бы через чтение? Да мы уже практически разучились это делать! А ведь в суете решения материальных проблем — во что одеть, чем накормить и тому подобного — можно напрочь забыть о формировании личности ребенка, его внутреннего мира. Добрая, светлая, одухотворенная детская книга играет в этом далеко не последнюю роль. И когда мы читаем детям, когда приучаем их читать — мы защищаем их от соблазнов зла, которые обязательно ждут их в будущем, и созидаем вот это самое будущее — наших детей, да и всего общества в целом!
 
Елена Наследышева
Источник: http://www.miloserdie.ru/