8-800-100-44-55

Не дайте «врачам» убить меня!

23.07.2019

«…Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и славе у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому». Клятва Гиппократа. (Оригинальный вариант)

Нам с женой уже больше сорока лет. У нас четверо детей разного возраста. Хорошая, дружная семья. Определённый достаток, устоявшаяся жизнь. Месяц назад мы узнали, что в нашей семье ожидается пополнение.

Сказать, что мы были шокированы этим, можно и так, хотя радости было больше. Детей мы больше не планировали, были попытки усыновить ребёнка, но упёрлись в документальную невозможность. Что-то там не хватало, жилплощади или среднего дохода, не помню, не об этом речь. И вот, мы ждём ребёнка. Как и полагается, жена пошла к гинекологу становиться на учёт. Вот у кого был шок! Врач, практически с ходу предложила аборт. На отказ со стороны моей жены шок только усилился. Вольно или невольно, но проделать необходимые действия в постановке на учёт пришлось. Был назначен срок УЗИ. С самого начала было видно, что врач в сохранении жизни этого ребёнка не заинтересована, т.к. зная некоторые проблемы со здоровьем мамы, не предложила простейших и логичных процедур. Об этом мы позже узнали из… интернета. Самостоятельно добывая информацию, мы осторожно что-то пытались делать сами, благо есть опыт – четверо детей. В дальнейшем нас ждало ещё большее испытание.

Подошло время УЗИ. Результат был ошеломляющий – ваш ребёнок, согласно исследованию, родится инвалидом! Показание – искусственное прерывание беременности. Как можно, зная статистику погрешности подобного метода исследования, выносить смертный приговор? Мы не согласились, и врач, отчётливо поскрипывая зубами, дала направление в областной центр матери и ребёнка. В этот же день мы были там.

Гинеколог, на этот раз мужчина, просмотрев направление и предыдущий анализ, в упор посмотрев на жену, спросил, желаемый ли ребёнок, причём дважды! Получив утвердительный ответ, заметно раздражился и направил на повторное внутривлагалищное УЗИ, уже в Центре. Мы прошли и эту процедуру. Результат снова не был утешительным.

В кабинете сидели уже два врача, гинеколог и генетик, в один голос уговаривая нас отказаться от ребёнка. Как? Мы его только что видели, маленького, но уже с ручками, головкой. Эти ручки шевелились, махая нам. Папа, мама, я здесь, я живой! Не дайте «врачам» убить меня!

«…Как надеялся Борман, в тот вечер Гитлер выбрал вторую политику и на следующий день он велел Борману разработать меры контроля рождаемости для оккупированных территорий. Борман разработал секретный приказ из 8 параграфов, который один историк определил как "вероятно, самый реакционный политический документ, когда-либо вышедший из штаба Гитлера. Он включал следующее:

"В случае абортов на восточных оккупированных территориях мы можем только приветствовать это; в любом случае мы не будем препятствовать. Фюрер надеется, что мы развернем широкую торговлю противозачаточными средствами. Мы не заинтересованы в росте негерманского населения".
Это не было первое подобное заявление. 25 ноября 1939 г., вскоре после оккупации Польши, нацистская организация СС под названием "Государственная комиссия по укреплению Germandom" (RKFDV)/6/ опубликовала такой декрет:

"Все меры, имеющие тенденцию к ограничению рождаемости, следует допускать и поддерживать. Аборты на остающейся площади (Польши) должны быть свободны от запрета. Средства к абортам и контрацепции следует предлагать публично без политических ограничений. Гомосексуализм всегда надо объявлять легальным. Учреждениям и лицам, профессионально занимающимися абортами, политика не должна мешать".

Эта политика была одобрена 27 мая 1941 г. на конференции Министерства внутренних дел в Берлине. Там группа экспертов рекомендовала меры по контролю рождаемости для Польши, включавшие проведение аборта, когда бы женщина ни попросила его. 19 октября 1941 г. декретом были предназначены меры для польского населения. Декрет Гитлера от 23 июля 1942 г. распространил их на другие части Восточной Европы. Гитлер подтвердил свой приказ 5 августа». по материалам http://www.noabort.net/node/19

Скажите, чем лучше люди, которые настойчиво отстаивают аборт, этих фашистов? Вы можете обвинить меня в излишней эмоциональности, мол для вас лучше хотят… Вот, собрались плодить инвалидов… Но ни я, ни вы, ни кто-то ещё не может дать жизнь, а только отнять. Мы бессильны начать жизнь, если это не угодно Тому, кто эту жизнь создал. Мы знаем массу случаев бесплодия без видимых, насквозь исследованных причин. И дать жизнь не получается! А отнять? Кто вправе это решить? Комиссия? Они что, боги?

Примитивный лепет «врача», убеждающего, что это ещё не ребёнок, что это просто сгусток слизи, - наглое враньё! Кому, как не спецам из «абортария» лучше знать, что они видят, делая аборт.

Маленькие ручки, машущие нам и просящее защиты… Всего 11 недель… 9 сантиметров... Маленький человечек, имеющий право на жизнь!

Андрей

http://www.noabort.net/pravo-na-zhizn-ili-klyatva-gippokrata