8-800-100-44-55

Право на жизнь – главное право

04.02.2020

Устранение пробелов законодательства в части защиты приоритетного права ребёнка на жизнь является важнейшей задачей специалистов в области права – Альбина Волкова

Опирается ли Конституция РФ на действующее право?

В этой связи вспоминается старый анекдот о разговоре клиента с юристом: «Адвокат, скажите, я имею право?». – «Имеете». – «Значит, я могу?» – «Нет, не можете…».

Говоря об изменениях Конституции, необходимо сделать анализ соответствия декларируемых в ней прав и механизмов их реализации.

Основные права, закрепленные в основополагающем законе страны – это основы конституционного строя (глава 1) и права и свободы человека и гражданина (глава 2).

Статья 15 Главы 1 Конституции РФ провозглашает, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. «1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. 2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. 3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. 4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

В этой связи необходимо поднимать вопрос о самом главном праве ребенка – праве на жизнь (см. интервью с членом Московской коллегии адвокатов Л.О. Павловой и статью Н.И. Беседкиной в № 4 за 2006 г. журнала «Государство и право»).

Глава 2 Конституции РФ говорит о правах и свободах человека и гражданина. В частности, ч. 2 ст. 17 гласит, что основные права и свободы неотчуждаемы и принадлежат человеку от рождения. Ст. 18 подтверждает, что права и свободы являются непосредственно действующими. Далее, в ч. 1 ст. 20 сказано, что каждый имеет право на жизнь.

При рассмотрении соотношения других нормативных актов и законов, можно видеть, что право на жизнь, к сожалению, в отношении защиты детей, является вторичным после имущественного права.

Данный факт противоречит как основам Конституции РФ, так и православным обычаям русского народа и религиозной культуре многих народов.

Чтобы доказать данную точку зрения, рассмотрим некоторые статьи и положения: Конституции РФ; Семейного Кодекса РФ; Гражданского Кодекса РФ; Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан»; Конвенции о правах ребёнка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 октября 1989 года.

Итак. «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ст. 17 Конституции РФ).

Рождение – акт начала жизни. Исходя из непосредственного толкования слова «рождение», возникает вопрос, что же на самом деле следует считать началом жизни? Даже среди учёных на эту тему есть разногласия. Некоторые считают, что началом жизни следует считать пребывание в утробе матери. С точки зрения биологии, человек как биологический индивидуум формируется сразу после слияния родительских половых клеток, когда образуется неповторимый набор генов. Плод, находящийся в утробе матери, рассматривается в качестве физиологической части организма, которым он вправе распоряжаться по своему усмотрению. Как биологическая структура эмбрион не тождественен никакому женскому органу, поскольку он есть человеческое существо, растущее в теле матери. Эмбрион – «потенциальный человек».

Исследование позиции цивилистов, генетиков, эмбриологов, философов допускает вывод, что неродившийся и родившийся ребёнок – это только стадии развития одного и того же человека.

Эта точка зрения поддерживается православной религией (аборт – это смертный грех), национальными обычаями. Частично эта же точка зрения утверждается Российским и международным законодательством.

Различные правовые источники противоречат друг другу в части установления первоначального момента правоспособности ребёнка, связанного с его рождением.

В Семейном кодексе РФ (СК РФ) первоочередное внимание уделяется личным правам ребёнка, проистекающим из его семейного статуса: право ребёнка жить и воспитываться в семье (ст. 54), право на защиту (ст. 56), право на имя, отчество и фамилию (ст. 58).

Ст. 54 СК РФ может применяться к зачатым, но ещё не родившимся детям. В ст. 17 СК РФ содержится норма о недопустимости предъявления мужем требования о расторжении брака без согласия жены во время беременности и в течение года после рождения ребёнка. Это правило направлено на ограждение беременной и кормящей женщины от ненужных волнений и переживаний, а значит, и на охрану здоровья матери и ребёнка.

Согласно ст. 19 ГК РФ каждый гражданин имеет право на имя. Оно включает в себя имя, данное ему при рождении, отчество, фамилию, переходящую к потомкам. Семейный кодекс позволяет родителям, не состоящим в браке, подать совместное заявление об установлении отцовства до рождения внебрачного ребёнка. В заявлении родители подтверждают своё обоюдное согласие на присвоение ребёнку фамилии отца или матери и имени (в зависимости от пола ребёнка). Такое заявление регистрируется органом ЗАГСа и хранится на общих основаниях. Представляется, что таким образом наше законодательство охраняет право неродившегося ребёнка на Ф.И.О. Право знать своих родителей и право на их заботу вытекает и из требований ст. 7 Конвенции о правах ребёнка. Согласно ст. 1 Конвенции о правах ребёнка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 октября 1989 года, «ребёнком признаётся каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону оно не достигает совершеннолетия ранее».

Начальный момент, с которого следует признать человека ребёнком, прямо не установлен.

Ст. 60 СК РФ наделяет каждого ребёнка правом на получения содержания от своих родителей или заменяющих их лиц. Представляется, что право на содержание относится и к зачатому, но не родившемуся ребёнку. В том числе, ст. 89 СК РФ позволяет жене во время беременности требовать от другого супруга предоставления алиментов в судебном порядке.

Ст. 3 Федерального закона «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» от 19 мая 1995 г. предусмотрен ряд пособий: по беременности и родам, единовременное пособие вставшим на учёт в медицинском учреждении в ранние сроки беременности, при рождении ребёнка и пр. Представляется, что пособие по беременности выплачивается не только для поддержания беременной женщины, но и для соблюдения интересов неродившегося ребёнка.

Согласно Положению о порядке назначения и выплаты соответствующих пособий, утверждённому Правительством, единовременное пособие беременной, вставшей на учёт в медицинском учреждении в ранние сроки беременности (до 12 недель), выплачивается одновременно с пособием по беременности и родам. При этом отпуск по беременности и родам исчисляется суммарно, а единовременное пособие женщина получает после родов. Таким образом, единовременное пособие выступает как «особая плата за несделанный аборт».

В соответствии со ст. 36 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» (далее ОЗ), каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Под правом женщины самостоятельно решать вопрос о материнстве законодательство об охране здоровья граждан понимает исключительно право женщины на искусственное прерывание беременности или по-простому право на аборт. Под правом семьи на планирование законодатель в главе VII ОЗ указывает лишь право на контрацепцию, аборт, стерилизацию и искусственное оплодотворение. Эта услуга отнесена к медицинским и проводится в рамках программ обязательного медицинского страхования врачами учреждений, получивших лицензию на производство аборта (ст. 36 ОЗ). Праву женщины прервать беременность закон корреспондирует обязанность учреждений здравоохранения и их специалистов произвести искусственное прерывание беременности. Согласно ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, что подразумевает доступную медико-социальной помощи, оказываемой учреждениями здравоохранения, в том числе и при аборте.

Тем не менее, право на аборт нельзя считать правом на охрану здоровья. К тому же, аборт следует считать и нарушением ст. 19 Конституции РФ, которая гласит, что «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации». Однако, с точки зрения Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан», мужчина и женщина не равны при решении вопроса о праве на рождение ребенка. Этому препятствует право женщины самостоятельно решать вопрос об аборте. При этом в Семейном кодексе РФ чётко указано, что и семья, и материнство, и отцовство, и детство находятся под защитой государства. Вместе с тем, вопрос о материнстве, точнее о прерывании беременности, предоставляется решать женщине самостоятельно, полностью игнорируя мнение отца ребёнка и лишая его законных прав, что недопустимо.

Личное право женщины на искусственное прерывание беременности противоречит ещё и государственной декларации о защите детства и семьи, заключенной в ст. 38 Конституции РФ. О какой защите детства и семьи мы можем с чистой совестью говорить, если мать имеет право личным решением уничтожить и ребёнка и эту самую семью. А как быть с правом мужчины иметь сына или дочь, его естественного права на семью и потомство? Соответственно, те дети, правовое положение которых не является статусом ребёнка, автоматически теряют естественные права, в первую очередь, право на жизнь.

При этом, в соответствии со ст. 1116 ГК РФ, зачатые при жизни наследодателя могут призываться к наследованию. При наличии зачатого, но ещё не родившегося наследника выдача свидетельства о праве на наследство приостанавливается, а раздел наследства может быть осуществлён только после рождения такого наследника (ст. 1166, 1163 ГК РФ).

Следовательно, зачатый, еще не родившийся ребёнок, может выступать в качестве наследника ещё до своего рождения.

Итак, право на наследство у ребёнка закреплено задолго до его рождения.

К сожалению, законодательно закреплено задолго до его рождения и его право на смерть, что уже противоречит Конституции и нормам морали, поскольку право на жизнь должно быть ПЕРВИЧНЫМ правом человека.

Следует заметить, что в некоторых странах эта проблема решена законодательно.

В Конституции Ирландии, принятой в 1990 г., закреплено «право на жизнь нерождённого». В Ирландии аборты запрещены, за исключением тех случаев, когда жизни женщины объективно угрожает опасность.

Согласно ст. 15 Конституции Словацкой Республики от 1 сентября 1992 г., «человеческая жизнь достойна охраны ещё до рождения».

Составной частью конституционной системы Чешской Республики является Хартия основных прав и свобод, ст. 6 которой охраняет жизнь ребёнка ещё до его рождения.

По Уголовному кодексу Германии женщина должна осознавать, что неродившийся человек в каждой стадии беременности имеет собственное право на жизнь. Статьи, посвященные прерыванию беременности, отнесены к разделу 16 «Наказуемые деяния против жизни».

Законодательство Голландии полагает, что ещё неродившийся ребёнок считается уже появившимся на свет, если эта презумпция соответствует его интересам.

Считаю, что устранение пробелов законодательства в части защиты приоритетного права ребёнка на жизнь, является важнейшей задачей специалистов в области права.

Устранить указанный пробел возможно только запретив женщинам делать аборты за исключением медицинских показателей и комиссионного заключения врачей.

Это важный государственный шаг, который повлияет на повышение рождаемости. Однако при отсутствии финансовой платформы для содержания и воспитания ребенка, страх за его и своё будущее, неизбежно толкнет женщин к так называемым «подпольным абортам».

Такой этап в истории России уже был. И был достаточно показательным. Женщины умирали от кровотечений, инфекций, делая аборты в антисанитарных условиях у различных «знахарок», травили себя таблетками.

Частично этот вопрос можно решить, введя курс для молодожёнов о мерах защиты от нежелаемой беременности.

Однако это лишь в незначительной мере может помочь женщинам.

Чтобы право на жизнь стало не пустой декларацией, а реальным действующим правом, необходима национальная программа обеспечения детей от момента их зачатия (специальные условия для беременных; выплата декретного содержания должна удовлетворять реальным потребностям женщины – это и повышенное питание, и подготовка к родам, и оплата лечения) и выплата детского пособия, на которое женщина сможет жить сама и воспитывать гражданина России.

Иначе главное право на жизнь так и останется пустой декларацией.

Альбина Васильевна Волкова, член Экспертно-консультационного совета при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, член Союза журналистов России, член Ассоциации юристов России

https://ruskline.ru/news_rl/2020/02/03/pravo_na_zhizn__glavnoe_pravo