8-800-100-44-55

Проект документа «О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия»

01.07.2019

Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на интернет-портале «Приходы» (https://mnenie.prichod.ru) и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

Проект документа создан комиссией Межсоборного присутствия по вопросам богословия и богословского образования во исполнение поручения президиума Межсоборного присутствия от 17 июля 2017 года. Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 30 сентября сего года.

О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия

1. Священное Писание о начале человеческой жизни

Священное Писание рассматривает жизнь как благой дар Благого Бога. Из всех живых существ человек обладает величайшим достоинством: о нем говорится как о вершине творения (Быт. 1-2), он создан по образу и подобию Божию (Быт. 1.26-31, 5.1, 9.6; Прем. 2.23), наделен Духом Божиим (Быт. 2:7, Ис. 42:5, 57.16, Иов 27:3, 32:8). Только человеку творение дано во владение (Быт. 1:28-31, 9:1-7); он имеет стремление к Богу, который является Господом жизни (2 Макк. 14:46).

В Ветхом Завете признается существование человека с момента зачатия (напр., Быт. 25:22). Библейские тексты говорят о важных духовных событиях, которые совершались в жизни святых царя Давида, пророка Исаии и Иеремии «от утробы», указывая на то, что во время внутриутробного развития благодать Божия действует на человека. Нерожденные дети уже известны Богу и любимы Им: Самсон (Суд. 13:5-7, 16:17), Давид (Пс. 21:9-10), Соломон (Прем. 7:1-6), Иов (Иов 10), Исайя (Ис. 49:1,5), Иеремия (Иер. 1:4-5; Сир. 49:9), весь народ (Ис. 44:2, 24; 46:3; Пс. 71:6; Пс. 138).

В 138-м псалме говорится о том, что Бог обращает свой любящий взгляд на человека, подчеркивается начало человеческого существа от зачатия: «Ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои, в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138:13-16).

Новозаветное повествование о встрече Пресвятой Богородицы и праведной Елизаветы подчеркивает личностное бытие человека и способность к восприятию благодати Святого Духа уже в материнской утробе. Святой Иоанн Креститель радостно взыграл в утробе Елизаветы, приветствуя Господа Иисуса Христа (Лк. 1:13-15, 41-44).

Святой апостол Павел в Послании к Галатам утверждает, что его призвание восходит ко времени пребывания в материнской утробе: «Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею…» (Гал. 1:15).

Все эти тексты Священного Писания подчеркивают, что с библейской точки зрения тождество личности человека непрерывно с момента, когда Бог дает жизнь в зачатии и до момента смерти.

2. Статус эмбриона

2.1 Биологический статус эмбриона

С самого момента зачатия эмбрион — не просто оплодотворенное яйцо; он является уникальным развивающимся человеческим существом. Уникальная комбинация генов отличает эмбрион от любой клетки организма отца или матери. Эмбрион является человеком и имеет полное право называться таковым: «Тот, кто будет человеком, уже человек», — писал во II веке христианский мыслитель Тертуллиан1. С этой точки зрения некорректно называть человеческий эмбрион человеком в потенции.

На всем протяжении внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери, его нельзя отождествить с органом или частью органа материнского организма. В связи с этим можно говорить, что эмбрион принадлежит своим родителям разве что в том смысле, что они ответственны за его развитие и защиту. Таким образом, аборт на любом сроке беременности является убийством человека.

2.2 Онтологический статус эмбриона

Нерожденный ребенок является личностью как созданный по образу Божию и имеющий право на жизнь. Неприемлемо определять личность только на основе таких характеристик как самосознание, автономия и рациональность, отношения с другими людьми. Из подобных определений проистекает отрицание человеческого достоинства эмбриона. Ошибочность подобного подхода заключается в смешении онтологического статуса с функциональным. Такая подмена с неизбежностью приводит к отказу признать, в том числе, личностное бытие человека, находящегося в бессознательном или коматозном состоянии, к примеру, после травмы головного мозга, приведшей к нарушению функций сознания.

2.3 Человеческое достоинство эмбриона

Эмбрион является человеком. В связи с этим ему принадлежит ряд прав, которые необходимо отстаивать.

а. Право на человеческую идентичность. Эмбрион имеет право называться человеком. Институты общества должны обеспечивать и защищать это право.

б. Право на жизнь. Никто не должен отнимать у эмбриона основополагающее право на свою собственную уникальную и неповторимую жизнь. Недопустимы научные эксперименты с эмбрионами и их замораживание. Тот факт, что для тысяч эмбрионов возможность развития и жизни заменяется экспериментами и смертью, подрывает достоинство человека и нарушает право на жизнь.

в. Право на развитие. Каждый человек имеет право развиваться и раскрывать себя как личность от зачатия до естественной смерти.

Православная Церковь подчеркивает, что фундаментальные права эмбриона как человеческой личности должны быть закреплены в законодательстве.

3. Искусственное прерывание беременности

3.1 Отношение к аборту в Священном Предании Церкви

Священное Предание Церкви однозначно приравнивает аборт к убийству, независимо от того, осуществляется ли он хирургическим или химическим способом, на ранней или на поздней стадии.

В памятнике раннехристианской письменности «Дидахе» подчеркивается: «Не умерщвляй ребенка в зародыше»2. Та же мысль акцентирована в другом раннехристианском источнике — «Послании Варнавы»: «Не умерщвляй младенца (в утробе), и по рождении не убивай его»3. Там же говорится о людях, которые находятся на пути тьмы, будучи «убийцами детей, во чреве погубляющими создание Божие»4 Тертуллиан подчеркивает: «Так как нам раз навсегда запрещено человекоубийство, то не дозволяется истреблять даже зародыш, когда кровь еще образуется в человеке. Воспрепятствовать рождению человека значит преждевременно умертвить его, и нет различия между тем, исторгает ли кто из тела душу уже рожденную, или уничтожает ее рождающуюся»5.

Святитель Иоанн Златоуст рассматривает аборт как преступление, которое хуже убийства: «…где прежде рождения совершается убийство, так что ты не только предоставляешь блуднице оставаться блудницей, но и делаешь ее убийцею? Видишь ли, как от пьянства происходит блуд, от блуда прелюбодеяние, от прелюбодеяния убийство, или правильнее сказать, нечто хуже убийства, я даже не знаю, как и назвать это, так как здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие»6.

Блаженный Иероним Стридонский говорит: «Некоторые, когда узнают, что зачали вне супружества, принимают яд для аборта, и часто сами умирают вместе со своим ребенком, и идут в ад, повинные в трех преступлениях: убийстве самих себя, прелюбодеянии вопреки Христу, и убийстве своего нерожденного ребенка»7.

Во втором правиле св. Василия Великого подчеркивается: «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкого различения плода образовавшегося или еще необразованного у нас нет. Ибо здесь полагается взыскание не только за имевшее родиться, но и за то, что навредила самой себе, поскольку жены от таковых покушений весьма часто умирают. К этому присоединяется и погубление плода, как другое убийство, от дерзающих на это умышленно. Впрочем, подобает не до кончины простирать покаяние их, но принимать их в общение, по исполнении десяти лет; врачевание же измерять не временем, но образом покаяния».

21-е правило Анкирского собора подчеркивает: «Женам, от прелюбодеяния зачавшим и истребившим плод и занимающимся составлением детогубительных отрав, прежним определением было возбранено причащение Святых Тайн до кончины, — и по сему и поступают. Изыскивая же нечто более снисходительное, мы определили таковым проходить десятилетнее время покаяния, по установленным степеням». 91-е правило Трулльского Собора определяет: «Жен, дающих врачевства, производящих недоношения плода во чреве, и приемлющих отравы, плод умерщвляя, подвергаем епитимии человекоубийцы».

3.2 Аборт как социальная и этическая проблема современного общества

Аборт — это всегда произвольное лишение жизни человеческого существа, то есть убийство, а потому невозможно говорить о «праве на аборт», то есть «праве на убийство». Аборт не может быть признан средством «планирования семьи».

Согласно одному из медицинских подходов к проблеме аборта, критерием при принятии решения о совершении такового является «жизнеспособность» плода, то есть та степень его внутриутробного развития, когда он уже в состоянии выжить вне организма матери с учетом возможностей медицинской реабилитации. Такой подход является неприемлемым. Беременность — это естественный длительный процесс, в течение которого осуществляется формирование нового человека как в период так называемой «жизнеспособности», так и до ее наступления.

Существует множество факторов, которые могут оказать влияние на решение женщины в отношении совершения аборта. В большинстве случаев такое решение является болезненным, а аборт является серьезной моральной и физической травмой для женщины. Однако тяжесть решения и травмирующий характер аборта, не снимают ответственности за совершенный грех. Женщина, совершившая аборт, нуждается в исцелении той душевной раны, которую она нанесла себе. Такое исцеление достигается через покаяние: «Православная церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спасительных Таинствах»8.

Особого пастырского попечения и снисхождения требует вопрос спасения жизни матери в разных сложных обстоятельствах, например, таких как внематочная беременность, которая имеет своим следствием неизбежную гибель плода. «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявить снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь»9.

В то же время следует подчеркнуть, что беременная женщина, добровольно изъявившая желание отказаться от аборта ценой собственной жизни (например, в случае диагностирования заболевания раком, или опухоли головного мозга), в своем страдании ради спасения ребенка уподобляется христианским мученикам и страстотерпцам, являя пример святости.

Одной из причин, подталкивающих женщин к принятию решения об совершении аборта, является крайняя материальная нужда и беспомощность. Профилактика абортов требует от государства, Церкви и общества выработки действенных мер по защите материнства, а также создания условий для усыновления детей, которых мать почему-либо не может самостоятельно воспитывать.

Важно поддержать женщину в период ее беременности и помочь ей осуществить свое христианское призвание матери. Ей необходимо помочь понять, что существует несомненное благо в рождении ее ребенка, и счастье, которое этот ребенок может принести ей и ее семье, перевешивает такие земные блага, как комфорт и благополучие, которые женщина боится потерять вследствие беременности и рождения ребенка.

3.3 Ответственность супругов за совершение аборта

В период беременности женщине особенно необходима всесторонняя поддержка супруга. Намерение женщины совершить аборт порой обусловлена неспособностью или нежеланием отца обеспечить её необходимой поддержкой и вниманием при воспитании детей. В «Основах социальной концепции» подчеркивается, что «ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец, в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака»[10]. Принуждение мужем жены к аборту также может служить основанием для расторжения брака11.

3.4 Ответственность врача за совершение аборта

Православная Церковь с глубоким уважением относится к врачебной деятельности, в основе которой лежит служение любви, направленное на предотвращение и облегчение человеческих страданий. Врачи, медсестры и весь медицинский персонал призваны к пониманию своего служения как «христианского долга милосердия»12. Миссия исцеления, совершенная Господом Иисусом Христом, однако, включала не только заботу о физическом здоровье, но прежде всего духовное исцеление.

С христианской точки зрения забота о больных является актом любви к Богу и ближнему. Это понимание подчеркивает необходимость всегда в заботе о здоровье обращать внимание на личность человека, а не только на его болезнь.

Церковь призывает государство гарантировать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям христианкой совести. Церковь подчеркивает, что «грех ложится и на душу врача, производящего аборт»13: «Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности»14.

В законодательстве многих стран определяется, что женщина может совершить аборт при условии «добровольного информированного согласия». Добровольное информированное согласие должно предполагать возможность ознакомления женщины со всеми моральными, психическими, медицинскими и прочими последствиями принятия ею решения, которое навсегда самым трагическим образом изменит ее жизнь и лишит ее ребенка. При этом подобное консультирование женщины, заявившей о намерении сделать аборт, не должно иметь целью получение от нее окончательного согласия на аборт, но, наоборот, быть направлено на оказание ей помощи в исполнении ее материнской миссии и спасении жизни ее ребенка.

3.5 Абортивная контрацепция

«Недопустимым с православной точки зрения является использование абортивных контрацептивов, действие которых приводит к гибели эмбриона на ранних стадиях его развития, поскольку такие действия ничем принципиально не отличаются от аборта»15.

Использование гормональных контрацептивов с целью лечения женских болезней при сочетании с половой близостью может привести к аборту на самой ранней стадии развития эмбриона. Поэтому использование таких лекарственных средств может быть оправданным с нравственной точки зрения только в случае воздержания от супружеских отношений на протяжении всего периода лечения заболевания.

4. Пренатальная диагностика

Использование современных технологий привело к развитию пренатальной диагностики.

В случаях, когда пренатальная диагностика имеет целью лечение плода, она является морально допустимой и не отличается по своей сущности от любой другой медицинской процедуры, направленной на спасение человеческой жизни и исцеление. Пренатальная диагностика допустима, когда процедура не угрожает жизни или физической целостности нерожденного ребенка или матери и не подвергает их непропорциональному риску; когда диагностика может обеспечить информацией, чтобы помочь подготовить мать к заботе о будущем ребенке16.

К сожалению, подобные случаи в медицинской практике являются редкими. Отрицательный результат, полученный в ходе пренатальной диагностики, в подавляющем большинстве случаев приводит к совершению женщиной аборта «по медицинским показаниям». Эта ситуация усугубляется тем, что с точки зрения современного законодательства либо ответственность врача за жизнь матери выше, чем за жизнь нерожденного ребенка, либо врач не несет какой-либо ответственности за жизнь последнего. В результате женщина, особенно в период первой беременности, испытывает тяжелейшее психологическое давление, связанное с переживанием опасности появления у нее на свет ребенка с теми или иными отклонениями, усиленным давлением врача.

Церковь защищает жизнь плода с момента зачатия. Поскольку в настоящее время возможность лечить генетические болезни на пренатальной стадии существует только гипотетически, нет действительных причин использовать такую диагностику. Совершенствование генных технологий в ближайшие годы может сделать возможной коррекцию генетических характеристик эмбриона на самых ранних стадиях его развития и способствовать устранению генетических заболеваний. Подобное вмешательство будет недопустимо, если наряду с возможностью исцеления от генетического заболевания, оно будет нести риски, сопряженные с гибелью эмбриона.

Церковь также считает недопустимым использование методов тестирования с целью выбора будущего потомства с заданными характеристиками, поскольку таковой метод предполагает уничтожение в зародыше детей, не прошедших этот «отбор».


1 Апологетик, IX.8.

2 2.2.

3 19.5.

4 20.2.

5 Апологетик, IX.8.

6 Беседы на Послание к Римлянам, 24.4.

7 Письмо XXIII.13.

8 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. XII.2.

9 Там же.

10 XII.2.

11 О канонических аспектах церковного брака. V.

12 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. XI.1.

13 Там же. XII.2.

14 XII.2.

15 Там же. XII.3.

16 Там же. XII.4.

http://www.patriarchia.ru/db/text/5459449.html