8-800-100-44-55

Соучастники? Аборт - причина разводов и ссор в семье. Постабортный синдром общества.

04.03.2020

(Из беседы с психологами)
Женщина, мать ребенка, согласилась и пришла, мужчина, отец ребенка, убедил, отвел, врач выполнил работу – вынул живого ребенка в таз, и мы, граждане богатой страны, все выдали средства на убийство ребенка. Кто мы все вместе? Верно! Мы группа лиц, по сговору, совершившие преднамеренное убийство, говоря сухим юридическим – языком, соучастники преступления.

Как правило, те, кто, когда - то совершил преступление против жизни, в составе преступного сообщества, стремятся разойтись, уйти от общения с соучастниками.

Психологическая самозащита заставляет человека избегать напоминания о содеянном. Поэтому мы чаще не можем читать острые социальные материалы, требующие душевных усилий и нравственных вопросов, которые невольно задашь и себе. Нам трудно смотреть драматически сложное кино – это будоражит совесть, провоцирует на внутренний конфликт. Между тем современная коучтренинговая симптоматичная психология стремится сделать существование максимально комфортным, безболезненным, для чего предлагается модели самооправдания – «надо признать свое право на плохие поступки», «не корите себя, вы не могли поступить иначе», «оставьте это в прошлом», «в этом нет вашей вины». Конечно, подсознательно женщина понимает, что это не так, но на время заговаривание проблемы помогает, но только на время. Разрабатываются парапсихологические тренинги - «прощение рода», «дерево рода», «молитвы по соглашению за убитых детей» - все это ведут специалисты сомнительного профессионального уровня, скорее наживающиеся на чувстве вины женщин, сделавших аборт. Но их тиражирование говорит о востребованности помощи, о наличии глубокой психологической постабортной травме и стремлении вернуться к разбору проблемы.

Британский Королевский колледж психиатров в 2008 году выступил с заявлением, что у женщин, сделавших аборт, есть высокий риск нарушений психического здоровья, и что женщинам, которые собираются сделать аборт, должны сообщать о возможности таких нарушений.

Но проблема от такой помощи только усугубляется: «оправдательная» психология таких поступков, как убийство или соучастие в них только дает повод совершать и дальше и стремиться пойти на более сложные конструкции противостояния общечеловеческим ценностям, как доказательная правота совершенного. Это не оздоровление – это скорее обезболивание, гипнотизирование. Обезболивающие препараты болезнь не исцеляют, не вылечивают - они переводят ее в статус хронической.

Если перенести эту модель на государство в целом, то выходит, что и на государственном уровне, предоставляя максимальные финансовые, юридические возможности для проведения аборта, формулируя и пропагандируя нравственную индульгенцию - мы обезболиваем проблему. Не выводим из ОМС потому что «будут делать у бабок спицами» звучит примерно как: «я разрешила ему курить травку, чтобы не кололся».

Без мужа и без ребенка с бесплодием в перспективе
По статистике семьи распадались чаще там, где женщина сделала аборт. При этом, женщины сохранившие беременность, выходили замуж повторно значительно чаще. Психологический настрой таких женщин, был скорее оптимистический по отношению к жизни: стремление обеспечить ребенка, без помощи со стороны отца, являлось мощным стимулом для саморазвития и успешного продвижения по социальной лестнице – «синдром усиленного преодоления» - сложные стесненные обстоятельства развивали «инстинкт успеха»: начальная стартовая модель поведения исходила из базиса «докажу, что не хуже, увидит от кого отказался», со временем модель теряла остроту, но приятный «бонус» в виде налаженной жизни оставался.

Нельзя сказать, что и мужчины совсем не понимают природу и механизм абортов, отправляя женщину на кресло – они понимают и осознают, что аборт опасен, подрывает здоровье, ведет к бесплодию. Если мужчина предлагает вам это сделать, тем более, если ставит это условием своего присутствия в семье – скорее всего о любви уже говорить не приходится и вы выбрали для семейной жизни не того мужчину. И будьте уверены, причина не в вас - он так поступит с любой женщиной, с которой свяжет судьбу. Чаще, матери таких мальчиков не скрывали, что делали аборт, произносили в его присутствии агрессивные, детоненавистнические штампы: «зачем нищету плодить», «нарожают, потом носятся», «хоть бы одного поднять» - закладывая, таким образом, модель слабой, бедной семьи, формируя страх перед детьми, внедряли в сознание будущего мужчины вывернутую логику, что «дети это нищета, трудности, несчастье». Это ассоциативное мышление обесценивает и самого мужчину, как нелюбимого матерью, так его жену. На фоне такой бездетной парадигмы возрастал уровень неуважения к женщинам, нивелировалась ценность подруги как будущей матери, наделенной особыми свойства – деторождением. Высшие нравственные, в том числе и семейные ценности уступали стремлению к материальному достатку и личному комфорту. Во многом и здесь кроется причина агрессии к женщине, как к источнику неудобств. Будут дети в отношениях с таким мужчиной или нет, но женского счастья ждать в браке с такими мужчинами не приходится. Доверие в таком случае не возникает или существенно подрывается, и брака в здоровом понимании здесь не будет, чувство не защищенности, одиночества, страха, не уверенность в партнере – все это приводит к разводу или долгим болезненным отношениям.

Довольно распространенная ситуация, когда мать или свекровь, старшая женщина, настаивает на аборте и говорит примерно следующее: «принесла в подоле», «опозорила семью», «что скажут соседи», «на мою помощь не рассчитывайте», «живи, где хочешь» - это модель поведения слабого человека, подверженного страхам, зависимого от общественного мнения, поскольку собственная самооценка снижена, а критичность и требование соответствовать некоему стандарту главенствует в сознании. Нужно помнить, что здесь речь не идет о заботе о дочери или невестке, здесь женщина руководствуется собственным положением и авторитетом среди привычного круга знакомых. И мнение этого круга важнее дочери и ее здоровья. Как правило, мать, которая так говорит, сама делала аборты и подсознательно низводит дочь, как более успешную, до своего уровня: «она не лучше меня». Человек, в свое время совершивший преступление, подсознательно ищет оправдательную мотивацию такого деяния за счет распространения на других. Чем больше он знает о такого рода поступках, совершенных другими, тем легче перенести собственное чувство вины: «все делали, время такое». Опасность для такой матери или свекрови - это обесценивание своей роли как женщины, как защитницы; нужно помнить, что восстановить теплые доверительные отношения в дальнейшем будет практически невозможно. Отчужденность приводит часто к тому, что «волевые» мамы чаще стареют и умирают в одиночестве, сталкиваются с жестоким обращением. Воздействие и побуждение к аборту поставит убитого ребенка между членами семьи, даже если причину неуважительного отношения сразу понять будет трудно. Таким образом, теряют они не только внука, но и дочь, невестку и сына, расположение семьи, спокойную счастливую старость.

Встречаются случаи агрессивного поведения женщин по отношению к беременным. Эгоистичное завышенное требование внимания к себе не позволяет пускать в круг своего существования другого человека, которому требуется внимание больше – чаще это подруги, сестры, не вышедшие из модели «капризной» девочки, психологически неразвитые личности, интеллектуально ограниченные. Такое окружение способно терроризировать беременную, требуя «лишения» ее статуса «привилегированного» как им кажется положения. Ревность сильное и агрессивное чувство способное толкать на самые низменные поступки настаивать и советовать сделать аборт.

Многие женщины, оказавшиеся под социальным давлением, прерывают беременность против своей воли. Родственники, мужья, сексуальные партнёры, забывая, к каким тяжёлым последствиям может привести прерывание беременности, вынуждают, якобы «ради общего блага» пойти на этот шаг. Согласно исследованиям, 53 % женщин, испытывающие психические осложнения после аборта, подтверждают, что пошли на прерывание беременности под давлением окружающих

Врачи, которые часто производят аборты “по желанию”, чаще подвергались профессиональной деформации личности, испытывали синдром жестокости, у них чаще развивался комплекс вины. Хуже были взаимоотношения в семье, несмотря на профессиональный успех. Отмечались приступы грубости, агрессивности, черствости, отсутствие сочувствия к пациентам и коллегам. «Всем трудно», «потерпишь», «знала, на что идешь» - такие речевые обороты становятся нормой в общении с пациентками. Притуплялся профессиональный «слух» на жалобы пациентов, снижалось качество диагностики. Девальвировались человеческие ценности не только в отношении пациентов, но и в отношении близких. Ухудшались со временем и показатели проведения нормальных родов вследствие механистического подхода к роженицам. Чаще приходилось таким врачам советовать отказаться от практики абортов, хотя бы на время для восстановления диаграммы ценностей.

И еще одна очень важная проблема - дети, имеющие абортированных братьев и сестёр, – это особые дети. Их объединяет высокое и устойчивое чувство тревоги, страх, вина и низкая самооценка (зачастую они продолжают грызть ногти, спать со светом, даже став взрослыми). Они чаще болеют, снижен интерес к жизни и стрессоустойчивость, у них чаще встречаются проблемы с поведением. У таких детей обычно возникают проблемы со вниманием, про них говорят, что они рассеянны, несобранны, неорганизованны — «летают в облаках». Причина, конечно, в маме. Когда женщина теряет ребёнка, её чувства «замораживаются». Т.к. душевная боль слишком сильна. А для живых детей это означает, что теперь мама может быть с ними рядом только частично. Потому что её душа продолжает оплакивать потерянных детей (даже если на сознательном уровне женщина предпочитает не вспоминать об абортированных детях). Душевно, энергетически женщина отдаляется от жизни.

В целом, если кому-то продолжает казаться, что проблема постабортного синдрома свойственна только сделавшим аборт женщинам, то он глубоко заблуждается. Страдает подчас вся цепочка участников и близкий круг женщины, впоследствии, таким людям труднее наладить гармоничные, спокойные и счастливые отношения с близкими, реализовать себя в жизни.

Ни один профессиональный психолог не предложит обратившемуся заведомо «хромающую», деформирующую психику модель развития событий, так что, если вы встретили такого – знайте, что перед вами дилетант, самоучка. Научная психология стремится разобрать причины наступившего кризиса и найти выход в механизме логичного естественного завершения. Самый здоровый и простой выход пусть и из внезапной беременности - это роды. Даже если беременная не планируете растить ребенка – лучше для женщины будет его родить. Сегодня бездетные пары стоят годами в очереди на усыновление маленьких детей. И вы точно будете знать, что не совершили непоправимого, и дали жизнь человеку.

Именно в этом должны убеждать акушеры-гинекологи обратившихся к ним женщин, во благо себе, женщине, государству. Чаще по статистике, женщины даже если и планировали отказ от ребенка по его рождению, то к моменту его родов оставляли эту мысль и становились счастливыми любящими матерями. В целом, большим показателем для психолога является обращение беременной женщины в состоянии предабортного решения. В восьмидесяти случаях из ста эта женщина хочет ребенка и «просит» помощи и поддержки, и чаще речь идет не о финансовой помощи, сколько она хочет убедиться, что выход есть, надо только его помочь ей увидеть. Очень важно сделать такие психологические консультации обязательными. В Германии такой опыт показал свою эффективность, врач не может провести аборт без обязательной отметки психолога, и большинство к доктору возвращаются с намерением сохранить беременность. В этом вопросе акушеры-гинекологи должны быть с психологами заодно.

Из 207 женщин, исследованных в Швеции (Арен), 95 % изменили решение относительно прерывания беременности после того, как почувствовали движение ребёнка.

В Женеве в 1972 году проводился эксперимент с 1200 женщинами, результат которого показал, что следует различать желание женщины забеременеть от желания доносить ребёнка и воспитать его. Так, многие хотели бы иметь ребёнка, но не хотели бы рожать его. Состояние женщины на ранних сроках представляет собой сложный механизм психофизических реакций, с которыми женщина не в состоянии справиться. Женщина, находящаяся в состоянии депрессии, обращается к врачу, а он, вместо оказания ей психологической помощи, направляет её на аборт.

https://zen.yandex.ru/media/id/5cacac890