8-800-100-44-55

В рабстве у смартфона: ученые сообщают о новой болезни

15.09.2017

Возрастающие возможности смартфонов приводят к тому, что маленький гаджет, помещающийся в кармане или в сумочке, забирает на себя часть нашей идентичности.

В 2014 году ученые из Универсстета Миссури (США) провели интересный эксперимент. Они пригласили 40 владельцев айфонов в лабораторию, попросив их помочь протестировать новое электронное устройство – беспроводной манжет для измерения давления. Одновременно испытуемые должны были разгадать кроссворд, не зная, что объектом внимания экспериментаторов является не прибор, а их реакция на разлуку с принадлежащим им гаджетом.

Тест проводился дважды. В первом случае участники имели айфоны при себе, во втором коварные экспериментаторы лишили их устройств под предлогом того, что их радиоволны создают помехи в работе электронных измерителей давления.

Айфоны положили на некотором расстоянии от владельцев, которые в это время работали над вторым кроссвордом, а затем исследователи стали звонить по номерам испытуемых. Когда после окончания звонка они сняли показания их сердечного ритма и давления и сравнили их с показаниями, полученными в первом тесте, то оказалось, что оба значения сильно подскочили.

Более того, сами участники исследования сообщили в опросниках о существенно усилившейся тревожности при сепарации с айфоном, а кроме того, они гораздо хуже справились со вторым кроссвордом.

Важной частью исследования были ответы испытуемых на вопросы о «расширенном я». Испытуемые должны были оценить по шкале от 1 до 7 высказывания типа «Мой айфон – это часть меня», «Мой айфон – в центре моей идентичности». Как и предполагали ученые, участники исследования, действительно, в значительной степени расценивали айфон как свою неотъемлемую часть и расставание с ним порождало тревогу, приводившую не только к физическим симптомам, но и ухудшающую способность справиться с интеллектуальной задачей.

Похоже, что участники исследования страдали от нового недуга – номофобии.

Динамика номофобии

Впервые термин «номофобия» употребили исследователи британской компании YouGov в 2008 году. Это сокращение от no-mobile-phone phobia, то есть «страх остаться без мобильного телефона».

Исследователи, опросившие 2163 владельца мобильников и установили, что почти 53% из них испытывают тревогу, когда теряют телефон, а также когда видят, что заканчивается кредит или садится батарейка. Они заключили, что 58% опрошенных мужчин и 47% женщин можно охарактеризовать как номофобов, то есть страдающих от варианта фобии в классическом смысле этого слова, с ее психическими и физическими симптомами.

Важно, что больше половины участников исследования главной причиной своей привязанности к мобильному телефону называли необходимость быть в постоянном контакте с друзьями и членами семьи.

Действительно, нынешнему поколению родителей, которое постоянно держит связь с детьми, как младшими школьниками, так и вполне взрослыми юношами и девушками, теперь уже трудно представить, как их собственные родители когда-то могли отпустить их в поход на неделю, зная, что в лесу или у речки не будет телефона. Степень доступности между близкими людьми неизмеримо возросла, мы воспринимаем этот факт как должное и волнуемся, когда по какой-то причине оказываемся «вне зоны».

Но ведь это только одна функция мобильного телефона, и вполне возможно, что 10 лет назад номофобия была в первую очередь именно страхом утратить на какое-то время связь с близкими.

Однако исследование ученых из Миссури говорит о том, что все возрастающие возможности смартфонов приводят к тому, что маленький гаджет, помещающийся в кармане или в сумочке, забирает на себя часть нашей идентичности.

Каково это, оказаться вдруг без гиппокампа, части мозга, ответственной за консолидацию памяти? А как с непривычки прожить даже в течение короткого времени, оставшись без зрительного анализатора?

А ведь многие из нас уже давно не могут полноценно увидеть и воспринять ни естественный пейзаж, ни архитектурный шедевр, если нет возможности зафиксировать его с помощью карманного гаджета.

Важным этапом в истории человечества, пока что не до конца осознанным, стало появление возможности входить с телефонов в социальные сети.

Когда-то каждый из нас видел себя глазами семьи, друзей, коллег по работе – количество этих людей было в пределах сотни-другой. Одобрение или критика этой сотни и влияли на формирование нашего представления о себе. И только знаменитости были на глазах у миллионов, да и они встречались с многотысячной аудиторией лишь время от времени.

Теперь же мы все в постоянном режиме и реальном времени связаны с сотнями, тысячами и десятками тысяч других людей, и многие из нас теряют уверенность в себе, если не могут выложить в «Фейсбук» фотографию блюда, поданного за ужином в ресторане, и получить несколько десятков (а кто-то сотен и даже тысяч) одобряющих лайков.

Номофобия приобретает более сложный характер и не сводится лишь к необходимости телефонной и текстовой связи с близкими людьми. Об этом свидетельствует опубликованное в июле нынешнего года исследование ученых Университета Сангкиункван (Южная Корея) и Городского университета Гонконга, которое в чем-то повторяет миссурийское, но использует более глубокий аналитический метод и на значительно большей выборке. Результаты его активно обсуждаются в мировой прессе.

«Инструмент» versus «часть меня»

Изменения, которые смартфоны привнесли в нашу жизнь, не сделали каждого из нас номофобом.

Человек, чья привязанность к гаджету принимает характер фобии, не расстается с мобильным, даже посещая уборную, постоянно проверяет сообщения, посты и комментарии в социальных сетях, начинает нервничать, если нет возможности пополнить баланс или подзарядить батарейку, испытывает сильную тревогу или даже паническую атаку, если телефон не работает.

При этом у него повышается давление и ускоряется сердечный ритм, ему трудно дышать, он может покрывается потом и испытывать зуд. Некоторые номофобы страдают даже от звуковых галлюцинаций: им мерещатся звонки и сигналы текстовых сообщений.

Корейские исследователи задались вопросом: каковы различия в восприятии собственных смартфонов между людьми с маловыраженными номофобными тенденциями против ярко выраженных номофобов.

В октябре 2016 года они распространили в онлайновых сообществах университетских студентов Южной Кореи разработанный ими опросник, позволяющий выяснить, насколько смартфоны связаны у их владельцев с положительными воспоминаниями, насколько сильна их привязанность к гаджетам и как это отражается в их повседневном поведении.

Участники исследования должны были оценить различные положения опросника, отражающие их поведение и переживания по отношению к смартфону по шкале от 1 до 7. Кроме ответов на вопросы от респондентов требовалось коротко рассказать в свободной форме о том, что значат для них смартфоны.

Исследователи получили 301 валидный ответ, 138 – от мужчин и 163 от женщин в возрасте от 18 до 37 лет. Они подсчитали баллы каждого из респондентов и выделили среди них группу с ярко выраженной номофобией – это 25% с наивысшими баллами – и группу с наименее выраженными номофобными тенденциями – 25% от конца списка, то есть с низкими баллами. Затем они провели семантический анализ коротеньких сочинений, написанных респондентами.

Анализ выявил, что, в общем и целом, респонденты воспринимали смартфоны как инструмент для получения информации и развлечения: в их сочинениях часто встречались слова «находить», «искать», «полезный», «удобный», «способ», «информация», «музыка», «игра», «видео», «забавный».

А вот группа с наивысшими баллами чаще других употребляла слова «я», «меня», «часть», «память», отражающие тот факт, что они воспринимают смартфон, как продолжение себя, как часть своей идентичности.

Это не стало для исследователей открытием, так как они исходили из первоначальной гипотезы, что именно такое восприятие и отличает номофоба от рядового юзера, а вот что стало неожиданностью, так это то, что верхние 25% употребляли слово, которое не встречалось в высказываниях остальных респондентов, а именно – «болит».

Номофобы жалуются на болевые ощущения в шее и кисти, а также на то, что постоянно отвлекаются от работы и учебы, и это становится серьезной проблемой в их жизни.

Как жить дальше?

Номофобия будет расти – так считают корейские ученые. Чем больше мы полагаемся на смартфоны, чем больше зависим от них, тем сильнее мы к ним привязываемся, тем страшнее нам оказаться без этой важной части собственного «я».

Около 2,2 миллионов приложений, доступных для айфонов, дают потребителю бесконечные возможности, и даже вмешиваются в его жизнь. Так, например, фотосервис Google автоматически классифицирует файлы пользователя, генерирует коллажи и слайд-шоу, структурируя в памяти его повседневную жизнь и особо значимые события.

Можно ли избавиться от этой зависимости?

В сети уже сейчас есть объявления о группах помощи тем, кто попал в рабство к своему смартфону. Специалисты предлагают лечить номофобию теми же методами, что и другие фобии. Это когнитивно-поведенческая терапия, систематическая десенсибилизация, а в самых тяжелых случаях – лекарственная терапия.

Хотя, конечно, лучше вовремя осознать растущую зависимость от смартфона и постараться провести границу между собой и гаджетом, который делает жизнь удобнее и интереснее, но не должен становиться сильной и властной частью нашей личности.

Проверьте себя

Шкала зависимости от смартфона, совместно разработанная международным коллективом ученых

photo_27229.jpg

Источник: The Psychometric Properties of the Smartphone Application-Based Addiction Scale (SABAS).

Общий балл получается сложением индивидуальных баллов и составляет от 6 до 36. Задуматься о своих отношениях со смартфоном стоит при 24 баллах и выше.

Источник: сайт www.miloserdie.ru от 22.08.2017