8-800-100-44-55

Запретят ли в России содомитам и иностранцам покупать суррогатных детей?

06.05.2020

Ирина Силуянова

Заместитель директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Олег Филиппов 22 апреля обратился в Российскую ассоциацию репродукции человека (РАРЧ) с просьбой предоставить информацию о количестве циклов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) с участием суррогатных матерей, в том числе иностранных граждан, а также обследованиях иностранных граждан на наличие у них показаний к использованию ВРТ и дать аргументированное заключение о целесообразности принятия отдельного закона о суррогатном материнстве. Речь также идет о запрете использования ВРТ в частных медицинских центрах, жестких ограничениях коммерческих циклов и создании национального регистра суррогатных матерей.

В письме Олега Филиппова сообщается, что в Министерство «поступила информация о наличии негативных факторов при применении вспомогательных репродуктивных технологий в Российской Федерации».

«В частности, отмечается несовершенство законодательного регулирования суррогатного материнства в России, возможность осуществлять ВРТ в интересах иностранных граждан, что не позволяет обеспечить защиту детей, рожденных с использованием ВРТ, формирование в стране устойчивого рынка коммерческих услуг по применению суррогатного материнства в связи с деятельностью и отсутствием законодательных ограничений, подавляющая часть которого приходится на услуги в интересах однополых пар и иностранных клиентов», - говорится в документе.

Заместитель директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Олег Филиппов просит РАРЧ «предоставить аргументированные предложения о необходимости корректировки нормативной правовой базы путем принятия отдельного закона, регулирующего услуги суррогатного материнства; запрета выполнения ВРТ в частных медицинских организациях и введения жёстких ограничений на коммерциализацию ВРТ; введения запрета на участие в программах ВРТ иностранных граждан; создание национального реестра суррогатных матерей…»

Уже через неделю, 29 апреля, РАРЧ опубликовал на своём сайте обстоятельный ответ на 10 страницах со статистическими данными. На все вопросы, поставленные в письме заместителя директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава, ассоциация, вполне ожидаемо, дала отрицательные ответы.

По мнению РАРЧ, введение запрета на проведение программ ВРТ и суррогатного материнства в частных медицинских организациях нарушает нормы законодательства РФ; введение запрета на проведение программы суррогатного материнства иностранным гражданам нарушает положения Конституции РФ и противоречит позиции Правительства Российской Федерации о развитии въездного медицинского туризма; создание национального реестра суррогатных матерей не имеет под собой медицинских и каких-либо других оснований и может расцениваться как попытка вмешательства в личную жизнь граждан; содержащееся в обращении предложение о «введении жестких ограничений на коммерциализацию ВРТ» противоречит Конституции РФ

«Эксперты РАРЧ высказали сожаление по поводу не предоставления Вами оригинала "информации" и сведений об авторе(ах) "петиции", которые в условиях нарастающей эпидемии тяжелейшего заболевания, кардинально изменившего жизнь всего мира и нашей страны, колоссальной нагрузки на здравоохранение, позволили себе в очередной раз поднять вопрос о запрете ВРТ – самого эффективного вида помощи страдающим бесплодием гражданам, в результате которого рождаются дети. Изложенные в обращении предложения противоречат Конституции и Законам РФ, демографической политике нашего государства, носят дискриминационный характер, являются попыткой вмешательства в личную жизнь граждан, вынуждают тратить время на ответы на бездоказательные обвинения и не обоснованные фактами требования», - возмущается ассоциация.

РАРЧ отмечает, что «правовой дефиниции "однополая пара" действующее российское законодательство не содержит. Таким образом, действующее правовое регулирование, определяющее порядок получения медицинской помощи с применением вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе суррогатного материнства как вида ВРТ, не предусматривает оказания медицинской помощи с применением ВРТ "однополым парам" постольку, поскольку российское законодательство не наделяет лиц, состоящих в однополых партнёрствах (при их наличии), правом на применение вспомогательных репродуктивных технологий при отсутствии медицинских показаний, определённых Порядком использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению, утвержденных Приказом Минздрава России No 107н от 30 августа 2012 г.».

«Данные Регистра ВРТ РАРЧ, включая сведения о программах суррогатного материнства, не структурированы по наличию или отсутствию у страдающих бесплодием пациентов российского гражданства, а также по состоянию пациентов в однополых партнёрствах, поскольку указанные сведения не имеют отношения к оказанию медицинской помощи», - сообщает Российская ассоциация репродукции человека.

Из ответа РАРЧ не вполне ясно, имеет ли в России место практика вынашивания суррогатными матерями детей для педерастов.

29 апреля на сайте Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Русской Православной Церкви опубликован материал «Ребёнок "на троих" - суррогатное материнство». В заметке отмечается, что «суррогатное материнство является грубейшим нарушением прав ребёнка, прежде всего права на личную и семейную идентичность - и приносит в понятную схему традиционной семьи третьего родителя, которая травмирует всех участников "договора" и прежде всего ребёнка, отнятого после рождения».

Как сообщили РНЛ источники в Церковно-общественном совете по биомедицинской этике Русской Православной Церкви, в Совет не поступало аналогичное письмо от заместителя директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Олега Филиппова.

Ситуацию комментирует в телефонном интервью «Русской народной линии» член Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Русской Православной Церкви, доктор философских наук, заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова (Москва), автор книги «Биомедицинская этика» профессор Ирина Васильевна Силуянова:

Обращение Министерства здравоохранения в Российскую ассоциацию репродукции человека является естественным в силу поступающих от граждан запросов и протестов. В Министерстве здравоохранения формируется предложение по принятию отдельного закона, регламентирующего репродуктивные технологии. Однако, на мой взгляд, это хитрый и опасный ход. Ведь закон не будет запрещать все эти негативные вещи, а только ещё раз легализует уже существующее в нашей реальности и в российском законодательстве.

В законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» детально регламентируется либеральное использование и применение репродуктивных технологий. Поэтому совершенно не нужен отдельный закон, а если и нужен, то это должен быть такой закон, который серьезно реформирует нынешнее либеральное законодательство, разрешающее торговлю детьми, платные сделки с суррогатными матерями и использование репродуктивных технологий.

В вышеприведённых формулировках Минздрава нет определённости. Неясно, Министерство выступает «за» или «против» сложившейся практики. Но проблемы обозначены: поддержка однополых «браков», разрушение традиционной семьи, допущение использования технологий одинокими лицами, не состоящими в браке, платное суррогатное материнство. К сожалению, наше либеральное законодательство разрешает все эти негативные вещи.

На мой взгляд, не нужно принимать закон, который бы ещё сильнее утверждал либеральную программу. Нужно принимать законодательные меры, ограничивающие эти болевые точки.

Конечно же было бы целесообразно обратиться за рекомендацией и выяснением позиции Русской Православной Церкви к действующему Церковно-общественному совету по биомедицинской этике Русской Православной Церкви. Советом собраны все необходимые материалы, показывающие негативные последствия реализации либеральных рекомендаций по применению и использованию репродуктивных технологий.

Минздрав отправил запрос в Российскую ассоциацию репродукцию человека, но не поинтересовался мнением Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Русской Православной Церкви. В этом я замечаю странную избирательность. Однако эта однобокость в логике Министерства здравоохранения вроде бы объясняется тем, что врачей интересует мнение врачей, собранных в этой Ассоциации. Минздрав обращается по профилю – врачи к врачам, но здесь явно не учитывается, что все репродуктивные технологии противоречат традиционным моральным принципам понимания сущности человека, моральным нормам регламентирования семейных отношений. Проблематика репродуктивных технологий выходит за узкие границы врачебной медицинской практики, которая сталкивается с базовыми моральными ценностями общества. Именно это столкновение вызывает и будет вызывать вопросы в связи с негативными последствиями применения репродуктивных технологий до тех пор, пока эти технологии не будут применяться в жёстком контексте традиционных моральных принципов общества.

Напомню, что Церковно-общественный совет по биомедицинской этике Русской Православной Церкви возглавляет кандидат медицинских наук митрополит Константин (Горянов). В Совете состоят и другие маститые врачи, в том числе доктор медицинских наук протоиерей Сергий Филимонов. Этот Совет объединяет врачей и священников с базовым медицинским образованием. Видимо, из-за причастности Совета к структуре Церкви представители Министерства здравоохранения считают его непрофильной организацией, которая не может давать экспертные оценки. Я считаю, что Церковно-общественный совет по биомедицинской этике Русской Православной Церкви может и должен давать оценки, чем собственно он и занимается.

https://ruskline.ru/news_rl/2020/05/04/minzdrav_vybral_rarch_a_ne_cerkov