8-800-100-44-55

Проект «Семья и семейные ценности» выходит в социальные сети

04.06.2020

Лекционно-просветительский проект «Семья и семейные ценности» Центра защиты материнства «Покров» получил одобрение экспертов и удостоен муниципального гранта по итогам конкурса в 2020 году среди некоммерческих организаций г. Тюмени. Цель проекта: продвижение традиционных семейных ценностей, культуры межполовых и семейных отношений, повышение престижа семейного образа жизни, деторождения и установок детности среди детей и молодежи.

На наши вопросы отвечает К. А. Шестаков – руководитель данного проекта, кандидат социологических наук, координатор направления «Просвещение» Общероссийского общественного движения «За жизнь!» заместитель председателя и ведущий лектор ЦЗМ «Покров».

Основные тезисы

– Константин Александрович, расскажите об особенностях данного проекта, о его отличии от предыдущего проекта, который был выигран Центром «Покров» в конкурсе на предоставление президентского гранта в 2017 году.

– Это наш первый муниципальный грант, который получен на реализацию лекционно-просветительского проекта «Семья и семейные ценности», он будет выполнен здесь, в Тюмени. Предыдущий грант был президентский, проект назывался "100 лекций-бесед о семье и счастье для старшеклассников и студентов Тюменской области", он распространялся на всю нашу область, включая округа, и успешно был реализован. Главная особенность нового проекта – акцент на социальных сетях. Это сделано для того, чтобы охватить большее количество целевой аудитории – школьников, студентов, рабочей молодежи. Помимо чтения лекций, мы будем активно работать в интернете, чтобы продвигать в медиапространстве идеи традиционных семейных ценностей. Сегодня молодое поколение проводит много времени в социальных сетях и игнорировать эту сферу общения мы не можем. Для этой цели мы создаем свой видеоконтент, который будет размещаться в социальных сетях, именно в том формате, который близок молодежи. Это короткие ролики по 1,5-3 минуты, максимум 5 минут для того, чтобы донести те же идеи для широкого круга лиц, а не только для тех, кто побывал на лекции.

Есть еще одна важная особенность муниципального гранта. Это подготовка новых кадров для чтения лекций. В рамках проекта будет проведен семинар-практикум «Духовно-нравственное воспитание по направлению «Семья и семейные ценности», участниками которого станут педагоги и лекторы.

– Назовите несколько основных тезисов ваших лекций.

– Для ребят 10-11-х классов и студентов лекция начинается с обсуждения вопросов демографии, мы выясняем причины кризиса рождаемости и пути выхода из него, говорим о перспективах развития страны. Для школьников помладше этот блок еще не так интересен и немного сложноват для понимания, поэтому он опускается. Что касается старшеклассников, то в ходе лекции мы приходим к выводу, что причина демографического кризиса коренится, прежде всего, в ценностных ориентациях и сформированных на их основе поведенческих стереотипах. А материальные факторы – это скорее сопутствующие основной причине обстоятельства. Международная практика и история показывают, что материальное стимулирование не решает проблему кризиса рождаемости. Наоборот, мы видим, что в более обеспеченных странах этот кризис, как правило, стоит даже острее, чем в России. Потому что дело не в кошельках, а в умах, сердцах и душах людей.

Выкса. Нижегородская обл. Лекция в школе (1) (1).jpg

Мы знаем об этом и из истории нашей страны. В послевоенные годы, когда люди действительно падали в голодные обмороки, суммарный коэффициент рождаемости составлял 3,5, сейчас он чуть больше 1,5. Поясню: суммарный коэффициент рождаемости – это показатель, отражающий, сколько в среднем за свою жизнь рожает женщина. Средний коэффициент, равный 1,5, означает, что с каждым поколением мы сокращаемся на четверть. Выход из этой ситуации только в изменении мировоззренческих ориентаций. Избалованные, циничные, развращенные эгоисты не будут создавать многодетные семьи. Ключевым моментом лекций является именно вопрос ценностных ориентаций. Если для младших классов подача этого материала имеет воспитательный аспект, то для старшеклассников больше информационный. Мы обсуждаем эту проблему, а они сами для себя делают выводы. Мы обсуждаем ее с точки зрения демографии, макроэкономики, социологии, а они делают выводы не только в масштабах страны, но и для себя лично.

Со школьниками 8-9 классов мы говорим уже об их поведении, акцентируем внимание на нравственных ценностях, говорим о любви, жертвенности, патриотизме, уважении к старшим, трудолюбии, об ответственности, прежде всего, мужской ответственности, милосердии. Кому-то это может показаться чем-то банальным, но, к сожалению, эти ценности уходят из нашей жизни. А без этого невозможно создать крепкую, счастливую, тем более многодетную семью и построить сильное государство, сбалансированное, стабильное общество. Когда я говорю о многодетности, то имею в виду семью с тремя детьми. По сегодняшним временам трое детей – это многодетность. Если у нас будет мало таких семей, то Россия вымрет. А учитывая то, что в стране много людей умирает бездетными, то рожать нужно, как говорится, «за себя и за того парня».

Делай, что должен, и будь, что будет

– Какие у вас ожидания от лекций? Для вас это благодарный труд? Ведь результаты этой деятельности не очень ясны в ближайшей перспективе, да и статистика не скоро может отобразить положительный или отрицательный сдвиг в демографических процессах.

– Отвечу сначала на первую часть этого вопроса. Этот труд действительно благодарный, потому что существует обратная связь. Ребята пишут отзывы в социальных сетях, в анкетах, в книге отзывов, их очень много: «эта лекция изменила мое сознание», «я стала по-другому относиться к вопросу деторождения», «я много осознал..»…. Когда я читаю эти строки, то понимаю, что работа проведена не зря. Анкетирование по прошлому президентскому гранту показало, что есть серьезные сдвиги в установках брачно-семейного и репродуктивного поведения молодежи. Например, после лекции в 2,5 раза возрастает количество тех слушателей, кто считает недопустимыми сексуальные отношения до брака и так называемые гражданские браки, то есть незарегистрированные сожительства, они соглашаются, что необходимо все-таки создать семью, что дети должны рождаться в семье. Кроме того, повышаются установки детности, меняется отношение к абортам. Поэтому этот труд действительно благодарный.

Что касается второй части вашего вопроса, насколько наша деятельность влияет на ситуацию в целом… Конечно, я не испытываю иллюзий. Понимаю, что, помогая таким образом десяткам, сотням, а в течение года, может быть, тысячам людей, ситуацию в целом в стране не изменить. И даже выход в социальные сети вряд ли поможет переломить общую тенденцию расчеловечивания, одичания народа, скатывание в демографическую яму. Мы не можем прямо сейчас остановить антисемейную пропаганду, царящую в средствах массовой информации и тем более в социальных сетях, ориентированных на подростков. Поэтому здесь нет никаких иллюзий, но нам важно сформировать «точки роста», показать пример, что можно свидетельствовать о тех вещах, которые наиболее актуальны, но забыты или подвергаются осмеянию. Свидетельствовать на разных площадках – в СМИ, через систему образования, в научной среде. Вы знаете, что у меня есть защищенная диссертация на эту тему, опубликованы статьи в научных журналах. Свидетельствовать об этом в интернете, в различных сообществах через социальные сети, задавать определенный камертон в этом направлении.

И это действительно подхватывают другие люди. У меня много коллег и учеников в стране. Я провожу обучающие семинары по данной тематике, и в программе нашего муниципального проекта тоже предусмотрено проведение семинаров. Лекционный проект, посвященный семейным ценностям, становится чуть ли не «вирусным», заразительным, в хорошем смысле этого слова, его подхватывают другие учителя, преподаватели, журналисты, энтузиасты, волонтеры, и эта волна расходится по всей стране. Поэтому какое-то влияние есть. Но если к процессу духовно-нравственного воспитания не подключится всерьез система образования и если не изменится антисемейная парадигма средств массовой информации, прежде всего, федеральных, то перелома в этой ситуации не будет. Россия продолжит вымирать. Но нельзя же сидеть, сложа руки. Мы делаем то, что можем, как говорится: «делай, что должен, и будь, что будет». Наша лекционно-просветительская деятельность – это зерно, которое непременно прорастет и в будущем даст свои всходы и плоды.

Выкса. Нижегородская обл. Лекция в школе (3) (1).jpg

Четыре кита доказательной базы

– Анкетный опрос, который вы проводите, вносит коррективы в ваши лекции?

– Анкетный опрос не требует внесения корректив, потому что он подтверждает то, что структура лекции выбрана правильно. Анкетирование после лекции показывает степень влияния услышанного на установки и мнения. Вопросы, которые акцентируются в лекции, отражаются в изменении установок. Вопросы, которые выносятся за скобки лекции, не отражаются в изменении установок. Например, если мы по тем или иным причинам не затронули вопрос деторождения и многодетности, то установки детности практически не меняются. Зато меняется, например, отношение к проблеме абортов. Если же удалось поговорить о деторождении, о том, что это совсем не страшно, как пытаются представить СМИ, ориентированные на молодежь, если показываешь положительные стороны семьи с детьми на каких-то жизненных примерах, какую радость приносят родителям дети, и при этом раскрываешь методы медиатехнологий, настраивающих молодежь против деторождения, вот тогда анкеты показывают, что установки детности растут. Если эта тематика опущена, то они не меняются. То есть то, чему было уделено внимание в лекции, отражается в анкетах. Это говорит о том, что слушатели реагируют на содержание лекции. Не всегда успеваешь за одну лекцию раскрыть все вопросы, приходится жертвовать какими-то блоками. Но то, что обсуждается подробно, то выливается в изменение брачно-семейных и репродуктивных установок.

– Какие чаще всего задают вопросы слушатели?

– Чаще всего они задают вопросы личного характера. И задают индивидуально, не публично при всех, а после лекции подходят ко мне или пишут через социальные сети в «личку».

– Были ли в аудитории люди, которые категорически не согласны с вами, но при этом предлагали свои сценарии развития института семьи или прямо заявляли об его исчезновении?

В любой аудитории есть те, кто не согласен в той или иной степени, бывают антагонистически настроенные слушатели, но это нормально, естественно. Главное, чтобы не было равнодушных. Да, они высказываются, но обычно их протест неконструктивен, он построен только на отрицании, каких-то своих моделей, как правило, не предлагают. Просто они не хотят переосмысливать свои установки и ценности. Те факты и экспертные оценки, примеры из жизни, которые были озвучены на лекции, противоречат их убеждениям и установкам, вместо того, чтобы задуматься об этом, они все отрицают. Но поскольку аргументированно спорить не получается, обычно это выливается просто в реплику: «я не согласен». Человеку сложно признать свои ошибки. Доказательно спорить и что-то противопоставить не получается, потому что лекции выверены и основательно продуманы.

Я апеллирую к научным фактам, к оценкам экспертов, к нашей традиционной культуре, а это опыт тысячелетий, то, что выкристаллизовалось в течение многих веков, и отрицать, тем более огульно, традиционную культуру крайне опрометчиво. Именно в рамках традиционной культуры были созданы все развитые, процветающие государства, которые стали разрушаться как раз с отказом от традиции. Далее использую формальную логику, с помощью логических умозаключений можно доказать очень многое, в том числе абсурдность некоторых предрассудков, навязанных молодежи через массовую культуру. Также я привожу простые жизненные примеры, апеллирую к житейскому опыту. Вот эти, так скажем, четыре кита, на которых строится доказательная база. Повторюсь: это научный подход, традиционная культура, формальная логика и житейский опыт. Ну и, конечно, призыв к совести, посмотреть внутрь себя, поговорить с собой.

Серьезную дискуссию, которая разворачивается после лекции в социальных сетях, обычно оппоненты не выдерживают. Но большинство слушателей, как показывают те же анкеты, соцопросы, эссе, отзывы, основные идеи воспринимают, переосмысливают, многие соглашаются, но всех, конечно, не переубедишь. И это не цель лекции. Цель лекции – помочь тем, кто готов принять эту помощь. Подсказать тем, кто думает. А тем, кто не желает думать – им не поможешь.

Выкса. Нижегородская обл. Лекция в школе (4) (1).jpg

– В 2018 году у вас вышло очень солидное методическое пособие «Лекционно-просветительская работа в защиту жизни и семейных ценностей». Насколько оно востребовано?

Оно весьма востребовано. Потому что, как упоминалось выше, идет программа обучения специалистов по моей методике, для них проводятся семинары-практикумы. Уже несколько лет я провожу эти семинары по всей России. В городах и населенных пунктах, куда меня приглашают, я не просто читаю лекции, но и веду занятия с местными кадрами – это педагоги, психологи, преподаватели, социальные работники, волонтеры, которые работают с подрастающим поколением и занимаются духовно-нравственным воспитанием. Проведено уже несколько десятков таких семинаров. Всем слушателям потом в электронном виде я рассылаю это пособие, кому-то достается книга в печатном варианте. Первый тираж – это 3 тысячи экземпляров – разошелся буквально за полгода. Сейчас издано второе издание, планируется еще третье, переработанное и дополненное.

Соблюдать принцип – «не навреди»

– Когда вы начинали свою деятельность, а это было более 15-ти лет назад, вы думали, что она приобретет такой масштаб, в плане расширения географии лекционного проекта? Вы уже тогда планировали выезжать за пределы Тюменской области, читать лекции в Москве, Петербурге, Хабаровске, в Крыму?

– Нет, таких планов не было. Просто была попытка сделать хоть что-то, как-то повлиять на ситуацию в том масштабе, в котором это было возможно на тот момент. Невозможно было сидеть сложа руки и ничего не делать, когда видишь, что происходит в стране. Заниматься самоуспокоением, ничего не делать и питать надежду, что все само собой рассосется и встанет на свои места – опасная тенденция. С того времени масштабы нашей работы действительно серьезно выросли, прежде всего, благодаря Всероссийскому общественному движению «За жизнь!». Через это сотрудничество с 2015 года имеется выход на все регионы страны. Начиная с того времени, я провел лекции в 28-ми субъектах Российской Федерации. Изначально это, конечно, не планировалось. Но если бы каждый из нас, из тех людей, которые понимают, что ситуация в стране ненормальная, начал бы хотя бы с малого что-то менять, то, наверное, можно было бы остановить негативный сценарий развития страны, распада семей, нравственную деградацию молодежи. Но многие люди просто опускают руки, они понимают, что происходит, но, считая, что ситуацию изменить невозможно, не делают вообще ничего. Это, я считаю, неправильная позиция. Надо сделать хотя бы первый шаг.

– Каковы, на Ваш взгляд, перспективы введения в школьную программу предмета «Семьеведение» или «Семья и семейные ценности», «Нравственные основы семейной жизни», о чем в прошлые годы много говорили и писали СМИ.

– Такая перспектива есть, как и надежда на то, что этот предмет будет введен в обязательную программу. Хотя здесь имеется немало угроз. Проблема в том, чтобы не произошло профанации этого предмета, чтобы под маркой «Семьеведение» не было внедрено половое просвещение западного образца, чтобы этот предмет не превратился в нечто противоположенное первоначальному замыслу. Надо помочь детям сориентироваться в вопросах нравственности, именно потому, что СМИ и массовая культура их во многом дезориентирует. Нужно говорить о материнстве, об отцовстве, ответственном родительстве, о любви, жертвенности, целомудрии. Да, о целомудрии, хотя некоторых эта тема пугает и шокирует. Надо говорить о семейственности, деторождении, а не о том, как предохраняться, не о различных видах сексуальных ориентаций, а о нравственных ценностях, имеющих отношение к семье. Если предмет «Семьеведение» будет в таком формате, тогда это очень правильно. Здесь должен действовать принцип «не навреди».

– Спасибо, Константин Александрович, за это очень важное интервью. Желаем дальнейших успехов в вашем благородном и очень востребованном сегодняшним днем труде.

Татьяна Николаева

Справка 

За время существования нового государства Российская Федерация (1992–2018 гг.) естественная убыль населения страны составила более 13 миллионов человек. Это примерно столько, сколько Россия потеряла за годы Великой Отечественной войны. В последнее десятилетие естественная убыль населения камуфлировалась чистой иммиграцией, в результате чего происходил некоторый рост численности населения в стране. В 2018 году было зафиксировано падение численности населения России на 93,5 тыс. человек. На 1 января 2019 года, по данным Росстата, в России проживало 146,8 млн человек. Это на 1,6 млн человек меньше, чем в момент рождения государства Российская Федерация.

По итогам 2018 года в России распалось 65 % браков, в то время, как ещё 70 лет назад разводы были редкостью. Начиная с 1950 и до 2002 года наблюдалась стремительная тенденция к росту разводов в России, “точка кипения” зафиксирована в 2002 году - 84 брака из 100 распались. Далее последовал спад “оборотов”, но тенденция к росту разводимости в России по-прежнему сохраняется, что свидетельствует о существовании серьёзной демографической угрозы.